Подписка на новости

 

Дима Билан: "Личная жизнь только по телефону"

Дима Билан

Дима Билан уже приезжал на «Славянский базар» в Витебск. Однако доселе его никогда не принимали так, как в этом году. Как самую мировую звезду! Море цветов, толпы поклонниц, личная охрана... Вот что значит удачно выступить на конкурсе «Евровидение»! А пресс-конференцию Дима Билан проспал! И журналистов пришлось собирать на встречу с ним дважды.

- Дмитрий, скажите, что изменилось в вашем понимании и мироощущении после «Евровидения-2006»?

- Участие в таких конкурсах как «Евровидение» меняет отношение и человека ко всему, и всех к человеку, - говорит Дима Билан. - О людях ведь обычно судят по результатам их работы. И, наверное, моя жизнь теперь тоже делится на жизнь до «Евровидения» и после. Чем лучше результат участия в подобных конкурсах, тем меньше времени потом остается на свободное времяпрепровождение. Ты начинаешь отчетливо понимать, что уже не можешь без работы, без каких-то новых свершений. Я постоянно ищу их, пытаюсь найти способ выброса адреналина, подобно тому, который у меня был на «Евровидении» в Афинах. Поэтому главное, в чем изменилась моя жизнь, стало не хватать времени. И теперь мои самые близкие друзья - это пресса, потому что с журналистами я провожу гораздо больше времени, чем с друзьями.

- Что сейчас, после «Евровидения», для вас главное?

- Не останавливаться. Хотя для этого предпосылок вроде нет. Главное теперь поддерживать высокий результат. А это порой гораздо сложнее, чем добиться этого результата.

- А с участниками «Евровидения» дружбу поддерживаете?

- Да. Чем дальше, тем эта дружба приобретает новую форму, и она запросто может вылиться в какие-то совместные проекты.

- Вы не обиделись на шутки в КВНе относительно вашего успешного выступления на «Евровидении»?

- Нет. Мне, наоборот, очень приятно. Я ведь и сам начинал в КВНе у Маслякова. И когда два года назад мы с ним снова встретились, он вспомнил, как когда-то в музыкальном конкурсе я пел за целую команду. За что обижаться-то? Мне до сих пор звонят и просят записать для КВНа фонограмму. И я отвечаю: «Да без проблем!»

- Скажите, каким вам видится ваше будущее?

- Думаю, что если бы вас спросили, что вы будете делать лет через двадцать, думаю, вы вряд ли бы ответили. Потому что, как показывает практика, загадывать нельзя. И всему воля Бога - называйте его по-разному в силу вашего вероисповедания. Одно могу сказать точно: я вижу себя только с музыкой, и вряд ли самореализуюсь в чем-то другом. Что касается моей нынешней деятельности - пения, предложений сниматься в кино - это очень важно. Но мне также не менее важно продолжать учебу. Мы планируем определенное количество концертов на каждый месяц, чтобы было интересно самому работать над собой, и чтобы наше присутствие на сцене было как можно более долгим. Да, в последнее время я нечасто появляюсь в ГИТИСе, но даже редкие посещения мне очень сильно помогают. И я благодарен своим педагогам за понимание.

- Если бы вам представилась возможность начать все сначала, вы бы пошли тем же самым путем?

- Считаю, что эту теорему доказывать не нужно. Мне также часто задают вопрос: «Скажите, сколько процентов успеха вашего выступления на «Евровидении» принадлежит балерине, вылезавшей из рояля?» Я отвечаю: «Если бы не определенное стечение обстоятельств, если бы не те люди, которые приезжали нас поддерживать, наверное, ничего бы не получилось». Поэтому неправильно спрашивать, чем бы я занимался, если бы не занимался музыкой. Я свою жизнь не представляю иной.

- Что для вас фестиваль «Славянский базар»?

- Что-то очень большое и дающее надежды молодым исполнителям. Несколько дней назад, будучи в Баку, я смотрел по телевизору один из концертов «Славянского базара». Было безумно интересно. Видел очень много белорусских исполнителей, видел легендарных «Песняров». На «Славянском базаре» очень много души, очень много неиспорченных исполнителей, которые живут именно музыкой, а не чем-то другим.

- Правда ли, что бы собираетесь выпускать именной парфюм?

- Да, будет выпускаться парфюм как для девушек, так и для пацанов. Все креативные идеи принадлежат нашей команде, и в частности моему продюсеру Яне Рудковской. Моя задача придумать и произнести вслух названия ароматов, а также туалетной воды, которой я пользуюсь. Мне приносят пробники, я нюхаю и даю свои оценки.

- А вы не хотели бы быть лицом телефонной компании, название которой очень созвучно с вашей фамилией?

- Когда-то раньше мы очень хотели, чтобы эта компания нам поклонилась и сказала: «Товарищи, есть интересное предложение». Но дело в том, что у них вообще нет лица. Хотя если от них предложение такое последует, то я с удовольствием.

- Раньше вы были всецело «в ведении» продюсера Юрия Айзеншписа. Потом стали свободными, но у вас была тяжба с родственниками Юрия Шмильевича. Где вам лучше: раньше или сейчас, когда вы свободный?

- Хочу вас огорчить: я вообще никаких бумаг не подписывал, поэтому никакой тяжбы не было. Никаких судов. А та информация, которую вы откуда-то вычитали, вы же сами знаете, как она делается. Потом каждый человек настолько свободен, насколько он сам ощущает себя свободным. Я и сейчас ощущаю себя свободным человеком, и раньше таковым себя ощущал. Радовался ли я свободе? Ни в коем случае. Наоборот очень сильно переживал, для меня это очень большая потеря. Сейчас я свободен как всегда, я не потерял веру в нормальных людей. И, несмотря на тот путь, который мне предоставила моя судьба, я не собираюсь ломаться, не собираюсь смотреть на людей злыми глазами.

- А что, есть причина озлобиться?

- Конечно, есть. Какой человек, например, выдержит, когда кто-то пытается подменять понятия? Или когда пресса, когда я говорю одно, печатает совсем другое. Человек - дурак, если он этого не замечает.

- Какое главное отличие между продюсером Юрием Айзеншписом и продюсером Яной Рудковской?

- При Юрии Шмильевиче произошло становление моей личности, становление моей музыки и становление определенных тонкостей работы с Яной Рудковской. Отношения с Яной - это будущее, а с Юрием Шмильевичем у меня связано все настоящее и вечное. Именно сегодня я сочинял для моего нового альбома аннотацию, и там как раз об этом будет написано.

- Принимает ли участие Яна Рудковская в создании вашей музыкальной концепции?

- С нами работает очень большая команда, каждый человек отвечает за что-то конкретное. Один за Интернет, другой за прессу, третий за мои отношения с поклонниками, и т. д. Но музыкальным материалом я всегда занимаюсь сам. Так было, есть и будет оставаться. А вот вопросы рекламы, мерчандайзинга, всяких шоу, даже выпуска моих именных часов, которые скоро поступят в продажу, - этими достаточно серьезными делами занимается Яна. Если бы ничем этим никто не занимался, ничего глобального у меня бы не получилось. Все должно быть в комплексе, и заслуга Яны Рудковской в этом очень большая.

- Артист выходит на сцену не просто для того, чтобы поучаствовать в конкурсе. А, прежде всего, чтобы нести некое послание публике. С чем на сцену выходите вы?

- Артисту ранга Пугачевой, чтобы понимать, для чего она выходит на сцену, нужно многое сделать и многое пережить. Поскольку я еще только начинаю жить, мне бы очень не хотелось пережить ту горечь, которую за всю свою жизнь испытала Пугачева. Наверняка я сформулирую ответ на этот вопрос позже по мере своего роста. Но уже сейчас знаю, что я хочу быть честным несмотря ни на что. Хочу быть искренним, хочу не лукавить. И мне приятно, когда человек хотя бы в течение двух с половиной часов, пока длится мой концерт, радуется. Согласитесь, это многого стоит.

- Будь ваша воля, какого российского артиста вы бы послали на «Евровидение - 2007»?

- Есть очень много уважаемых мною артистов, - признается Дима Билан. - Полина Гриффитс, Жасмин, «А-Студио», ребята из проекта «Народный артист»...

- По достижении какого возраста вы из Димы превратитесь в Дмитрия?

- Недавно, когда я был на радиоинтервью, кто-то позвонил в прямой эфир и сказал: «Мне так неудобно называть вас Димой. Давайте я буду называть вас Дмитрием и обращаться к вам на «вы». Помню, я как-то смешно отшутился. До каких пор? Не знаю... Наверное, я еще очень долго буду Димой. Я Дима по жизни.

- Когда-то вы уехали от родителей в Москву. А недавно вы купили им квартиру в Москве.

- Да, мои родители приехали ко мне, потому что семья должна быть ближе друг к другу. Это раз. Второе, я посчитал это своим долгом.

- Что бы вы сейчас пожелали молодым ребятам, которые тоже собираются повторить ваш успех, и которые хотят, чтобы родители их тоже отпустили в Москву?

- Прокручиваю время назад и вижу, как я улетал в абсолютно чужой город без паспорта с одним лишь свидетельством о рождении. Меня могли не пустить. Меня, собственно, и не пускали. Я шел пешком очень много километров по рельсам... Сейчас я мог бы сидеть и тоскливым голосом без эмоций рассказывать, как мне было сложно. Но нельзя говорить ребенку: сделай так, и тогда у тебя получится это. Если человек не глупый, он сам всего добьется, поэтому здесь мои указания будут не к месту.

- Лолита как-то заявила, что хочет от вас ребенка. Каков был ваш ей ответ?

- Мой ответ был: «Надо подумать».

- Вам предлагали участвовать в политических проектах?

- Говорят, рано еще. Я вообще не хочу участвовать ни в каких заговорах, хочу говорить правду. Хотя человеку по достижении каких-то результатов приходится кое-чем и жертвовать. Но есть какие-то вещи, которые говорят о человеке, что он человек. Честность, порядочность, опрятность. Поэтому в моей жизни никогда не было желания кого-нибудь обмануть или проехаться за счет чужой славы.

- Победы в шоу-бизнесе как-то влияют на вашу личную жизнь?

- Да. Чем больше побед, тем меньше времени остается на личную жизнь. Хотя безумно было приятно на следующий день после «Евровидения» уже в Москве слушать все эти разговоры и думать: «Как здорово, что вы так сплоченно смотрели этот конкурс!» Я ехал по городу, а все милиционеры отдавали мне честь. Очень хотелось встретиться со всеми друзьями, многое обсудить с ними и всех их поблагодарить за поддержку. Но график работ буквально расписан по дням. Дома практически не бываю, личная жизнь только по телефону.

- Это что касается друзей? А как насчет девушки?

- Из-за того, что за маленький промежуток времени ты видишь много девушек, ты не бросаешься на первую попавшуюся. Да, у меня есть потрясающие отношения. Я люблю, и меня любят. И сразу же после презентации я собираюсь поехать в Париж к этой девушке и замечательно провести с ней время.

- Как вы любите отдыхать?

- Очень люблю выезжать на реку, особенно в безлюдные места. Обожаю океан. Словом все, что связано с водой. Для меня вода - это спокойствие.

- Вы учились в музыкальной школе по классу аккордеона. Нет ли желания поностальгировать, достать с антресолей инструмент и сыграть, например, «Танец маленьких лебедей»?

- Я в футляре от аккордеона деньги храню. Это шутка. Тот мой аккордеон мы давно продали. А недавно как-то у меня спросили: «Дима, что ты хочешь на день рождения?» У нас это принято спрашивать. Я ответил: «Аккордеон вообще-то мне не помешал бы». И мне подарили настоящий «Вельтмейстер» с двенадцатью регистрами. Я долго сидел и вспоминал все произведения, которые в детстве на нем исполнял.

- Чего вам пока не удается?

- Хорошенько выспаться.

журнал "Ответь" № 35, август-сентябрь 2006

версия для печати   
 
  
Хотите познакомиться?
Загрузка...