Подписка на новости

 

Александр Дольский: "Не совпадаю с модой"

Александр Дольский

Афиша на петербургском Театре эстрады извещает о новой программе Александра Дольского. В 70-80-е годы его популярность была огромной. Его песни крутили на магнитофонах по всей стране, он собирал стадионы и Дворцы спорта. Теперь его считают классиком жанра. Александр Дольский по-прежнему неразлучен с гитарой, пишет стихи и песни. У него вышло несколько книжек.

Многие люди разных поколений любят и поют его песни: "Мне звезда упала на ладошку...", "Аленушка", "Но одиночество прекрасней", "Ладони на глазах". В 22 года Александр Дольский написал пронзительные строки: "Меньше всего любви достается нашим самым любимым людям". И мало кто знает, что песня "Плакала девчонка, слезы не унять...", которую пели школьники в лагерях и взрослые у костра, была написана Дольским 50 лет назад - тогда ему было 16...

- Что нового в вашей жизни?

Дольский: В театре "Балтийский дом" готовлю музыкально-поэтический спектакль "Ленинградский вальс" к 60-летию Победы - там прозвучат мои стихи и песни. Что пишу? Роман в стихах. Этого никто не делал после Пушкина. Решил попробовать. Может, получится...

- А на фестивалях авторской песни бываете?

Дольский: Редко. Там теперь век коммерциализации. С удовольствием езжу на Украину: у них спокойно, много талантливых, и нет москвичей, которые сидят в жюри и продвигают своих знакомых. В Ленинграде, когда я был председателем жюри, мне не удалось вывести в лауреаты ни одного талантливого человека, потому что москвичи, которые сами особым талантом не отличаются, присудили все лауреатские звания своим друзьям.

- Что думаете о состоянии авторской песни в России?

Дольский: Пение стихов - один из самых древних видов искусств. В России был ренессанс песенной поэзии в 60-70-е годы. Тогда на нашем знамени было написано: "Честь и мастерство". Сегодня все изменилось. У большинства поющих уже не под одну гитару, а под две и более, на опознавательном флажке - слово "деньги". Я желаю им успеха в их нелегком, но веселом предприятии. Сам же я знамен не меняю.

- Вы были на гастролях в Израиле, Канаде. Какая публика была на ваших концертах, как принимала ваши песни?

Дольский: Только в Германии меня слушают немцы. А так всюду наша интеллигенция, которая уехала. Может, чуть больше аплодируют, теплее принимают. Но так же просят исполнить старые песни, как и здесь. Я пою не для того, чтобы петь. Я же стихи свои пою. Это моя сущность, мое мировоззрение, мое нутро. В этих песнях - я сам.

- И поэтому вы стали лауреатом Государственной премии имени Окуджавы в области литературы...

Дольский: Ее присуждают не за песни, а за книги. У меня два тома стихотворений и два тома сонетов.

- Как вы относитесь к тому, что ваши песни поют другие артисты?

Дольский: С благодарностью. Помню, еще в Свердловске садился в трамвай, и если в нем ехали ребята с гитарой, то, увидев меня, пели мои песни. А потом и в Питере так было.

- Расскажите о вашей жене Надежде Александровне - она еще и ваш импресарио?

Дольский: Она скрипачка, альтистка. Как мы познакомились? Она аккомпанировала в одном ансамбле певцам, исполнявшим мои песни. Я пришел на концерт - и вот вместе уже 30 лет. Вырастили троих сыновей, внуками еще не обзавелись.

Три сына мои, три сердца, три боли...
В них все - не отнять, не прибавить.
Я царь их и раб. Нет прекрасней неволи...
Петр, Александр и Павел.

- Кем стали дети?

Дольский: Старший, Александр, - врач. Средний, Павел, - художник. Младший, Петр, оканчивает университет, психологический факультет. И старший, и средний отслужили на Балтфлоте после окончания вузов. Павел много времени проводит в мастерской, в командировках. Сейчас он в Китае, учит китайцев рисунку, композиции. В дни рождения, в праздники собираемся все за столом, приходят подруги наших сыновей. Никто не пьет, не курит. Все просто, никаких изысков. Главное - собраться вместе, сказать друг другу хорошие слова, подарить подарки.

- Говорят, вы готовите обеды на всю семью...

Дольский: Мне это не в тягость. Хожу на рынок, покупаю продукты. Конечно, я не профессиональный повар. Но дети любят мою еду больше, чем ресторанную, потому что она с любовью сделана. Варю борщи, щи, могу мяско поджарить. Все самое простое.

- Вашей жене можно позавидовать...

Дольский: Она очень занята, у нее много дел. Кстати, не только женских - мужских тоже, она меня к ним не подпускает, чтобы я руки не портил. Она у нас женщина властная, и мы все ей подчиняемся. (Смеется). Очень любим ее.

- У вас была какая-то чересчур сложная специальность после аспирантуры...

Дольский: Ничего сложного. Математика в экономике: эволюционно-симулятивный метод стохастического программирования при планировании капитальных вложений. Я с удовольствием писал диссертацию и одновременно - песни, ездил, выступал. И в Петербурге работал до 1979 года в НИИ старшим научным сотрудником. Пока не принял участие во Всесоюзном конкурсе артистов эстрады и не стал его лауреатом. После этого Аркадий Исаакович Райкин пригласил меня в свой театр.

- Петь веселые песни?

Дольский: Нет, лирику. Он очень мудрый человек был. Когда все время смешно - нужна смена настроения. Это воспринималось публикой очень хорошо. А после этого опять был смех. Здорово придумал... Вообще Райкин сыграл в моей жизни огромную роль.

- Почему же вы ушли от него уже через год?

Дольский: Стало тесно. Меня всюду приглашали с сольными концертами. Стали выходить пластинки - это благодаря Аркадию Исааковичу, он их "пробил".

- Несколько месяцев назад вы неожиданно представили на суд зрителей выставку своих картин во Всероссийском музее Пушкина на Мойке, 12. Пейзажи, портреты, написанные в разные годы - 60, 70, 80-е и совсем недавно... На выставке есть работы вашего отца - Александра Дольского-старшего. Расскажите о нем.

Дольский: Отец был блестящим артистом, пел во многих оперных театрах страны. И хорошо рисовал, мог стать знаменитым художником. Но он был очень занят: тянул репертуар. Особенно великолепно у отца получались шаржи. Причем он делал их по памяти. Я тоже обладаю этой способностью, но только - с натуры. Еще в школе, затем в институте, после - на работе, когда был инженером, я всех перерисовал. Говорили, что похоже! Очевидно, кто-то из наших предков был иконописцем. У отца в роду с XV века были священники. А по линии жены - теща обладала замечательным талантом, писала довольно приличные картины. В общем, все это сконцентрировалось и передалось моему среднему сыну. Он ученик художника Андрея Андреевича Мыльникова. Павел потрясающе трудолюбив, целеустремлен. Его работы есть в храме Христа Спасителя.

Светлана МАЗУРОВА

"Российская газета", 13.04.2005

версия для печати   
 
 
Загрузка...