Подписка на новости

 

Рудольф Фурманов: "Я раб театра на всю жизнь"

Рудольф Фурманов

Есть в Санкт-Петербурге на Большом проспекте, на Петроградской стороне, особый театр, пользующийся популярностью у зрителей местных и приезжих, - "Русская антреприза" имени Андрея Миронова. Было интересно заглянуть в этот театр, узнать его историю, чтобы затем рассказать ее своим землякам. Возможно, кто-то из вас поедет в Питер по делам служебным либо в отпуск и сможет побывать в театре Рудольфа Фурманова...

Сначала было слово. Вернее, слова, принадлежащие академику Российской академии гуманитарных наук, доктору искусствоведения профессору Льву Гительману. Я прочла:

"История театра "Русская антреприза" имени Андрея Миронова - неотъемлемая часть великой истории русского театра. Она началась задолго до официального открытия театра - 1 ноября 1988 года. Она охватывает собой весь период творчества Рудольфа Фурманова - первого настоящего антрепренера новой России, она включает в себя жизнь и творчество великих артистов, с которыми работал антрепренер и которые по праву составляют историю и славу его театра".

Пролог

Рассматриваю афиши. "Обломов", "Портрет Дориана Грея", "Крейцерова соната", "Чайка", "Страсти по Вертинскому", "Сцены из супружеской жизни", "Мертвые души"... Вхожу в театр. Звучит голос поющего Миронова:

Падает снег на пляж,
И кружатся листья...

Повсюду - множество фотографий. Их можно рассматривать часами! Сцены из спектаклей, дружеские снимки на память, портреты великих актеров, ушедших из жизни, и ныне живущих. Райкин, Никулин, Леонов, Лебедев, Смоктуновский, Филиппов, Симонов, Папанов, Миронов, Гердт, Товстоногов, Стржельчик, Басилашвили, Золотухин, Яковлев, Ульянов, Караченцов, Лановой, Калягин, Быстрицкая, Чурсина, Фрейндлих... (список можно еще долго-долго продолжать!). Со всеми ними работал, дружил Рудольф Фурманов - коренной ленинградец, художественный руководитель и директор театра "Русская антреприза", заслуженный деятель искусств России, "сумасшедший антрепренер", как он сам себя называет. Всех их, "божественных людей театра второй половины ХХ века", ему посчастливилось представлять почтеннейшей публике за сорок с лишним лет своей сценической деятельности. Благодаря ему знаменитые артисты регулярно гастролировали по стране с оригинальными концертными программами.

Особый уголок занимают фотографии актера, имя которого носит театр, - Андрея Миронова. Здесь аквариум с рыбками в честь его знака зодиака. Автограф его матери, знаменитой Марии Мироновой: "Рудольф! Вы работали с очень хорошими артистами и могли бы украсить любым из имен этот театр, но Вы назвали мечту Вашей жизни именем моего сына. Спасибо Вам за это".

Почему же питерский театр носит имя актера, коренного москвича, всю жизнь прослужившего в московском Театре сатиры?

Послушаем Рудольфа Фурманова:

- Мне посчастливилось не только работать, но и дружить с Андреем Мироновым с 1969 года.

Здесь, в Ленинграде, родился его отец - Александр Менакер. Андрей с детских лет часто бывал здесь - с родителями на гастролях, позже - съемки на "Ленфильме", гастроли московского Театра сатиры, концерты, в которых я его представлял. У него было много друзей в этом городе.

Когда мы ездили с Андреем на Карельский перешеек, маршрут пролегал по Кировскому проспекту, и на площади Льва Толстого Миронов обязательно просил притормозить у здания архитектора Белогруда, в котором находился кинотеатр "Арс", и говорил: "А дед-то мой, ведь ты его помнишь, за два месяца до революции приобрел купчую на этот дом".

Нет, не предполагал Андрей, когда просил остановить машину и рассматривал этот дом с башенками, полукруглым навесом у наружного входа, что здесь с осени 1996 года расположится наш театр и что Мария Владимировна Миронова в день открытия будет разрезать ленточку...

Искусство не спрашивает, где ему поселиться, - тем более искусство такого артиста, каким был Андрей Миронов. С его божественно-летучим даром мгновенных трансформаций. Но жажда неизведанного и страсть к театральным приключениям влекла его и на другие сцены, к другим партнерам. Его искусство сияло, дышало, пело, плясало вне зависимости от прописки. Андрей Миронов обладал врожденным чувством артистизма.

Андрей был рыцарем театрального братства. А не на этом ли держится идея антрепризного театра?

Его нет с нами уже 14 лет. Но что-то мешает с этим смириться. Есть только один способ противостоять времени и забвению - память. В память об Андрее Миронове и назван наш театр.

Его голос звучит в фойе каждый вечер, он мысленно и наглядно в спектаклях нашего театра: "Фантазии Фарятьева", "Из жизни сумасшедшего антрепренера", "Безумный день, или Непровинциальный бенефис", "О, шут мой, я схожу с ума!".

В 1998 году Рудольф Фурманов выпустил книгу о великих людях театра "Из жизни сумасшедшего антрепренера". Я получаю от него в подарок этот замечательный "театральный роман", энциклопедию портретов знаменитых актеров. Открываю...

"Мы объездили с ним всю страну..."

"Андрей любил талантливых людей, и они к нему тянулись. Я видел, с каким уважением и восторгом он относился к проявлению дарования у кого-либо, воспринимал это как общую радость, подаренную миру, он абсолютно не был завистлив...

Андрей обладал еще одним свойством, необходимым в дружбе, - он был верен своим привязанностям; когда он приезжал в Ленинград, у него почему-то всегда находилось время и место в разговоре выспросить про всех близких ему людей. Как самочувствие? Как? Как? Это его душевно беспокоило.

... Розыгрыши - это была стихия Андрея, но однажды я был свидетелем, когда Андрея самого разыграли и он растерялся, не знал, что ответить. Надо сказать, что это происходило, когда Андрей был в зените своей славы и чрезвычайно популярен. Смоктуновский вежливо, участливо и очень серьезно обратился к Андрею: "Расскажите, мой друг, как сложилась ваша судьба после нашей встречи в фильме "Берегись автомобиля"? Как протекает ваша жизнь? Стали ли вы актером?"

Вот тут-то Андрей и не знал что ответить".

* * *

"Когда я в детстве снимался на "Ленфильме", после очередной съемки бежал в павильон смотреть на съемки "Овода", потом "Человека-амфибии". Какой был Симонов! Как я мечтал подойти к нему!

... После первого концерта, организованного мной, Николай Константинович остановил меня в полутьме коридора и протянул семнадцать рублей.

- Что вы, Николай Константинович?

- Нате вам на одежу.

- Как это? Почему? - не понял я, с беспокойством осматривая свой пиджак.

- Ну как же, все так делают.

- Вы что, Николай Константинович!

Это была почти треть его денег, полученных за выступление.

- Разве не надо? Ведь все администраторы так берут.

- Я не администратор, - гордо сказал я, - я артист! Я веду ваш концерт и даже вам подыгрываю!

Оказалось, он всем администраторам всегда отдавал такую сумму за устройство концерта и удивился, что я не взял денег.

Как ему было объяснить, что я счастлив уже тем, что стою с ним рядом!"

* * *

"Анатолий Дмитриевич Папанов был довольно замкнутым человеком, даже стеснительным, и очень, очень редко говорил о себе.

Иннокентий Михайлович. Сколько пришлось ему пережить, пока он стал тем Смоктуновским, которого мы знаем!.. Его не приняли шесть театров Москвы, ему везде отказывали с недоумением - как это провинциальный актер осмеливается проситься в московский театр... Было и такое, что он ночевал в подъездах, на подоконниках...

Юрий Никулин. Он был легким человеком, никогда никого не обижал и сам не обижался. Столько лет общаясь с ним, я не только не слышал, чтобы он повысил голос на кого-то, а даже не видел его огорченным, расстроенным. В жизни, мне кажется, он больше всего любил шутить. Он очень правильно выбрал себе профессию...

Евгений Павлович Леонов был очень отзывчивым на чужую беду. Пользуясь своей невероятной популярностью и обаянием, он помогал людям в любое время дня и ночи. Скольким он помог с получением квартиры, сам долгое время живя в коммуналке!.. Дом Леоновых всегда был открытым для гостей. В любое время можно было прийти с уверенностью, что примут, накормят и оставят ночевать.

А как рассказать о Зиновии Гердте? Где найти такие слова, чтобы выразить все восхищение этим человеком? Как передать те чувства, которые охватывали меня, когда после концерта на публике, за ужином, начинался другой "концерт", уже для своих? Сердце замирало - и, конечно, не оказывалось под рукой магнитофона, а диктофонов и вовсе тогда не было...

"Прессу - ненавижу!"

А потом была встреча.

Я попала к Фурманову в самое суматошное время: последние дни накануне премьеры! "Ах, какая это была удивительная игра!" ("Театральная ностальгия") - это его спектакль-воспоминание о выдающихся питерских артистах: Аркадий Райкин, Николай Симонов, Владислав Стржельчик, Вадим Медведев, Евгений Лебедев, Сергей Филиппов...

Фурманов предложил мне сначала посмотреть его работу, а потом уже встретиться и поговорить.

Спектакль потрясающий! На большом экране - уникальные кадры, на магнитофоне - интервью, телефонные разговоры с великими людьми, королями сцены, рассказы антрепренера о каждом из них. У зрителей - ком в горле, слезы на глазах... Театральная ностальгия - сцена из спектакля Товстоногова "Идиот" с Иннокентием Смоктуновским и Олегом Борисовым; 70-летие великого Холстомера (Евгения Лебедева) на сцене БДТ; барельеф Товстоногова, сделанный руками Лебедева; картина, написанная Симоновым и подаренная им Фурманову; маски Райкина, которые бережно хранятся в театре "Русская антреприза"... Сцены из театральных капустников, "домашние" кинокадры...

А после спектакля слушаю монолог Фурманова:

- Прессе я теперь не верю! Есть артистка Н., которая снимается в одном из сериалов, мелькает на экране в одном эпизоде. Раньше это называли массовкой. А сегодня вся пресса трубит об этой актрисе, везде ее портреты, раздули, что она звезда российского экрана! Человек, который в своем театре выходит на эпизоды, небольшие рольки!.. А что говорить о Миронове, о Фрейндлих?..

Ненавижу этих критиков театральных. Сегодня желтая пресса пытается растоптать Товстоногова! А для чего? Это называется свободой, оригинальностью. Все дозволено. Ты еще не дорос, чтобы высказывать свое мнение о Товстоногове, Эфросе, Любимове... Какие-то девочки, мальчики с ног до головы обгадили и великого рассказчика Ираклия Андроникова. Судить надо за это!

Однажды один из журналистов брал у Фурманова интервью. Речь зашла о жизнедеятельности театра, негосударственного, самофинансируемого.

- Как вам удается выживать? - спрашивает газетчик.

Фурманов ему и так, и эдак разъясняет. Журналист не удовлетворен и опять за свое:

- Ну, а как вы все-таки выживаете?

Видит Фурманов, бесполезно с человеком разговаривать. Возьми и брякни: "А я сперму свою продаю" (вспомнив недавно прочитанную заметку в "Аргументах и фактах" о Газманове, якобы делающем деньги на этом деле). И что вы думаете? Через несколько дней выходит статья, где черным по белому написано, что Фурманов продает свою сперму, чтобы его театр мог существовать. Ну как после этого можно относиться к пишущей братии?

Мечта всей жизни

Смеюсь и спрашиваю:

- Рудольф Давыдович, и все же... как вы выживаете? Вижу, что на каждой вашей афише указывается: "Деятельность театра осуществляется с помощью администрации Санкт-Петербурга".

- Да. Работать надо! Работать за десятерых. Государство помогает. Я считаю, что все учреждения культуры в России должны быть государственными. Но сегодняшняя государственная система в театрах порочна. Это райсобес, а такого быть не должно!

Я в свое время был на стороне Собчака, за многое ему благодарен. Сейчас поддерживаю нашего губернатора Яковлева, потому что он много помогает театру. Я очень благодарен Яковлеву за то, что он делает для культуры Санкт-Петербурга, что он помогает семьям великих ушедших людей, что заботится о вдове Лебедева, о сестре Товстоногова, что внимателен к каждому человеку. Владимир Анатольевич знает, кто боролся за Собчака - и Лавров, и Гранин, и Толубеев, и я, и многие другие, но протянул театру мужественную руку губернатора...

В нашем театре был Владимир Путин. Я знал его еще когда он был первым заместителем мэра, и мы встречались - Собчак, Путин, Смоктуновский и я. Помню, как Путину интересно было слушать Смоктуновского...

- Правда, что театр "Русская антреприза" - мечта всей вашей жизни?

- Да. Театр создавался не с нуля. Моя работа с артистами - с Симоновым, Мироновым, Золотухиным и другим - в целях заработка для них, по многочисленным домам отдыха, в разных уголках страны - все это потихоньку назревало и выросло в этот театр. Его не было бы без той работы, без той эпохи, без тех трудностей.

Перед всеми актерами, с кем я работал, преклоняю голову, ко всем ним отношусь с огромной любовью...

В течение первых восьми лет наш театр не имел собственного помещения. Спектакли игрались на сценах многих петербургских театров, артисты гастролировали по России и за рубежом.

Первым спектаклем моего театра стала "Старомодная комедия" Арбузова в исполнении Алисы Фрейндлих и Владислава Стржельчика, поставленная актрисой и режиссером БДТ Людмилой Шуваловой. В числе первых премьер - оригинальная и волнующая постановка, своеобразная актерская исповедь "Откровения Иннокентия Смоктуновского", бенефисы Евгения Леонова, Николая Караченцова, Валерия Золотухина, Евгения Лебедева...

Лишь в 1996 году театр получил крышу над головой.

А первой премьерой, сыгранной на собственной сцене, был спектакль "KREUZERS соната", поставленный Владом Фурманом по мотивам известной повести Льва Толстого и произведению Людвига ван Бетховена.

(Влад Фурман - сын Рудольфа Фурманова, главный режиссер театра. В 1991 году он окончил петербургскую Театральную академию, где учился у Георгия Александровича Товстоногова. Это был последний курс великого режиссера. До "Русской антрепризы" Влад Фурман поработал в разных театрах).

Сегодня в составе контрактной труппы театра 85 лучших актеров России из различных государственных театров.

- А как у вас обстоят дела с гастролями?

- Пригласят - поедем с удовольствием, привезем настоящее искусство. Приедем на месяц, со всем репертуаром. Как в свое время в Иркутск приезжали "Сатира", БДТ, Театры Комиссаржевской, "Балтийский дом"... Ваш губернатор, слышал, тоже неравнодушен к театру...

Светлана МАЗУРОВА

"Восточно-Сибирская правда", 29.09.2001

версия для печати   
 
  
Загрузка...