Подписка на новости

 

Роман Карцев: "Свои спектакли я играю только в театре"

Роман Карцев

Народный артист России, актер Московского театра миниатюр под руководством Михаила Жванецкого Роман Карцев недавно побывал в нашем городе. Его пригласили артисты Иркутского эстрадного театра сатиры и юмора Дмитрий и Антонина Ивановы, устроившие первый российский фестиваль "Короли смеха в Приангарье".

Предлагаем нашим читателям серьезный и не очень разговор с Романом Карцевым - о юморе, о Райкине, Жванецком, Ильченко и Карцеве, о теннисе, любимых блюдах...

Любимый город Романа Карцева

- Наверное, это Одесса?

- Не только. Вообще много хороших городов. Но три города, которые нас как бы "сделали" (уже столько лет прошло, как не стало Виктора Ильченко, а Роман Карцев все равно говорит "мы"! А еще "мы" - это Жванецкий. - От авт.), - Одесса, Ленинград и Москва. Одесса - это рождение, родители, море, юмор...

Ленинград - это друзья, культура, музеи, это Аркадий Райкин, с которым мы работали...

Москва - это масса друзей, Аркадий Исаакович, с которым мы там по полгода "сидели" и сами гастролировали, это дружба с театрами - Эфроса, на Таганке, с МХАТом, другими... Вообще мы ближе к театру. И сейчас свои спектакли я играю только в театре. Там даже публика с улицы как-то облагораживается. Ленинград - это целая жизнь. Я молодой, 22-х лет, еще не женат, столько знакомств, столько девушек, белые ночи!.. Мы подыгрывали Райкину, гуляли, не уставали. Сейчас после сольного концерта куда я побегу? Устаю. Ленинград нам очень много дал. Восемь лет там прошло. Москва - это творчество, театры, музеи, интересные люди. А Ленинград - душа, душа страны.

- В Одессе вы, наверное, народный герой? По улицам просто так не пройти...

- Ну, в общем - да. Популярность есть. Приезжаешь на "Юморину", ходишь по улицам, молоденькие девочки узнают, фильмы какие-то видели, берут автографы. Хотя, конечно, наше с Витей творчество они мало знают или вообще не знают... Прихожу на Привоз - дают бесплатно пищу, не хотят брать деньги. (Улыбается). Не только в Одессе - и в Ростове, и в Москве... Всюду: "Ой, родной!" Именно народная любовь, она очень много сил дает. Для них я и работаю.

Любимый автор Романа Карцева

- Наверное, это Жванецкий?

- Да, конечно (если в этом жанре). 40 лет с ним.

- Сегодня в вашем репертуаре редко появляются новые вещи? Чьи?

- Пока все - Жванецкий. И мои наблюдения: про оперу, про немца, про Аваса, про Одессу... Первое время Миша шумел-орал, скандалил, потом говорит: "Давай! У тебя хорошо получается".

По секрету скажу. Сейчас я начал работать с Сеней Альтовым. Буквально на днях мы с ним встречались и наметили идею. Может быть, получится моноспектакль. У меня будет другой автор, другой режиссер. Ставить будем в театре Райхельгауза "Школа современной пьесы". Я решил попробовать. Посмотрю - может, провалюсь к чертовой матери!..

Жванецкий сам много выступает, пишет себе, сам, как говорится, выкарабкивается в этой жизни. Расходов у него много. Детей много. Он всех должен содержать. Поэтому и работает много.

Любимый юмор Романа Карцева

- Наверное, одесский?..

- Нет. Хороший. Тоже настоящий. Есть хороший американский юмор, английский, французский, польский... А ленинградский! Юмор Зощенко. Или Гоголя... Важно, чтобы это был настоящий юмор, чтобы "изнутри", а не "снаружи".

- Сегодня юмор стал пошлым...

- Да, и народ постепенно привыкает. Жалко и грустно, что люди смеются над пошлятиной, причем хохочут, когда артисты со сцены чуть ли не матом ругаются. Все это смотрят дети, что приведет к тому, что и они будут точно так же острить. Мы учились на людях высокой культуры - на Райкине, Утесове. Какие личности были - Миронова и Менакер, Миров и Новицкий, Рина Зеленая... А сейчас... Некого и назвать.

КВН, пожалуй, еще трепыхается. Но это студенты, молодежь. У них такой шоу-жанр. А у нас - театр. Я беру тему и могу изобразить массу персонажей. Это и есть спектакль.

Любимая телепередача Романа Карцева

- Можете назвать такую?

- Спорт. Сейчас у меня НТВ-плюс стоит, смотрю теннис. Сам играю в теннис, хотя поздно начал, не говорю, что профессионал, но лет семь уже играю. Это единственный вид спорта, где ты не успеваешь ни о чем думать, кроме того, что должен смотреть на мяч. Если ты плаваешь, то под водой можешь думать, повторять текст. Если бежишь - можешь думать. Если играешь в футбол, можешь стоять и о чем-то думать. Например, о том, что у тебя дома пожар. Здесь же ты сосредоточен и ни о чем больше не думаешь. Это удивительно!

- Сегодня много юмористических передач. Вы их смотрите?

- Смотрю. С сожалением. Должен смотреть. Но не до конца, переключаю каналы. Знаю примерно, что они будут говорить, и мне это не нравится.

- Почему вас нет ни в "Аншлаге", ни в "Смехопанораме"?

- Поэтому и нет. У нас - другое, у нас - театр. А там - чистая эстрада: хохмы, репризы, шутки. Пожалуй, только "Городок" можно выделить.

В новом спектакле Жванецкий говорит: "Юмор - это не подскользнувшаяся старушка, это состояние человека". В каком человек состоянии, так он и живет, так и воспринимает жизнь, юмор.

Несерьезно (или Любимые блюда)

- Вспоминая вашу знаменитую миниатюру о салате (автор - Жванецкий, исполняли еще Ильченко и Карцев дуэтом. - От авт.), хочу спросить: вы гурман, Роман Андреевич?

- Нет. Абсолютно нет. Люблю котлеты, пюре и огурчик! И селедку с картошкой.

- А знаменитых раков можете приготовить?

- Нет. Жванецкий умеет, я - нет. У меня все жена готовит. Потрясающе! Мне дай бог тексты выучить и заработать деньги. А она так умеет готовить, что даже близко никто не может подойти! Вика дает рецепты своим подругам, но все равно у них так не получается.

- Значит, от вас фирменного рецепта не дождешься?

- По готовке? Конечно, нет. Разве что яичница на сале украинском. Сало растапливается и туда - яйца. Я это очень люблю!

На посошок от Романа Карцева

- Наверное, не ошибусь, если скажу, что журналисты обязательно расспрашивают вас о Викторе Ильченко, а напоследок обычно просят рассказать анекдот, какую-то забавную историю... Отступим от "традиции"?

- Анекдоты не рассказываю. А вот Витя - да... О нем я написал повесть.

Я вообще-то никогда не писал. Имея такого автора, как Жванецкий, и писать - это стыд и позор. Как-то летел в самолете 16 часов и вдруг начал вспоминать... Так увлекся! Вспомнил, как мы с Витей встретились и какой он был человек, и как мы играли, как работали, и как один раз поссорились из-за женщины. За 30 лет один раз поссорились! На недельку. Много написал... Эта повесть уже пожелтела, ее печатали в журналах. А потом я начал вспоминать Одессу, показал одному редактору, мне сказали: "Очень хорошо. Пишите!" И я начал - о детстве, об Одессе, о нас - о Вите, Мише, о Райкине. Повесть "Сухой, Малой и Писатель" (это наши клички) должна выйти в августе.

Светлана МАЗУРОВА

"Восточно-Сибирская правда", 9.06.2001

версия для печати   
 
  
Загрузка...