Подписка на новости

 

Сергей Мигицко: "Такую роль в пижаме не сыграешь"

Сергей Мигицко

На экраны вышел новый фильм Эльдара Рязанова "Андерсен. Жизнь без любви". Главную роль - Ханса Кристиана Андерсена в зрелом возрасте - сыграл петербуржец, народный артист России, ведущий актер Театра имени Ленсовета Сергей Мигицко. Он сыграл в кино более двух десятков ролей, но в основном они были небольшими - в фильмах "Инкогнито из Петербурга", "Дорогое удовольствие", "Мой муж - инопланетянин", "Жизнь с идиотом", "Доктор Живаго" (Гордон)...

- Сергей Григорьевич, как вы попали к Рязанову. Раздался телефонный звонок?

Сергей Мигицко: Рязанов - очень остроумный человек, и он меня разыграл, я вам позже расскажу об этом... Мы встретились на торжестве у нашего общего товарища, где Эльдар Александрович сказал мне, что приступает к работе над картиной "Андерсен", добавив: "Роль Андерсена, к сожалению, предложить вам не могу, поскольку у меня уже есть видение этого образа, но имеется небольшая, зато яркая роль..." Очень быстро прислали сценарий, он мне понравился: грамотно, мудро, толково, мастерски написан в две руки - Ираклием Квирикадзе и Эльдаром Рязановым.

Когда я приехал фотографироваться в гриме моего маленького персонажа, вдруг увидели, что Мигицко похож на изображение великого сказочника на портретах, гравюрах. И тут уже началась новая страница в моей жизни: примерки, наброски, гримы, бесконечные пробы. К началу фильма я прошел огонь, воду и медные трубы.

Что же касается розыгрыша... Действительно, Эльдар Александрович мастерски это сделал. Когда он уже утвердил меня на Андерсена и ждали начала съемок, кто-то позвонил мне (а это был он, хитро изменив голос!), представился каким-то режиссером и стал приглашать меня сняться в какой-то картине - тоже на "Мосфильме" и в это же время, сулить гонорары.

"К большому сожалению, не могу, - сказал я, - поскольку дал согласие Эльдару Рязанову". - "Да бросьте! Разве это режиссер? Снимитесь у меня".

И я "повелся", стал объяснять... Очень грамотно он меня разыграл.

- А кто сыграл "вашу" роль?

Сергей Мигицко: Мельхиора, еврея, пострадавшего во время погрома, сыграл бывший мхатовец Владимир Пинчевский. Очень симпатичный, хороший актер. Сейчас он живет в Дании, женился на датской подданной.

- Правда, что именно вы нашли актера на роль юного Андерсена?

Сергей Мигицко: Да. Когда спросили, нет ли у меня сына, я, понимая, откуда дует ветер, сказал: сына нет, но знаю одного артиста, который очень на меня похож. Назвал Станислава Рядинского. Стас работает в Ленкоме, вместе с моей дочерью Катей. Эльдар Александрович хотел быть уверенным абсолютно в безукоризненном выборе артистов. Пробы у него такие подробные! Я на них ездил, уже как на съемки.

- В фильме снялась и ваша дочь.

Сергей Мигицко: Дочь в картину Рязанова я не протежировал. У нее есть агент (у молодежи сейчас модно иметь агента), вот он и рекомендовал ее на эпизод. Катя прошла фотоотбор. Без меня. Физиономически понравилась. И когда дошла до Рязанова, он спросил: "Как ваша фамилия?" - "Мигицко". - "А вы не..?" - "Да". Сцену "Принцесса и Свинопас" снимали три или четыре дня, хотя длится она несколько минут. Мне было очень приятно услышать от Эльдара Александровича: "У тебя хорошая дочь. Она украсила эпизод".

- Снимали фильм не только в Петербурге?

Сергей Мигицко: Первую половину - в Петербурге. Мы должны были поехать в Данию, но, видимо, просчитав "дебет с кредитом", продюсер пришел в ужас. Дания - страна дорогая, нас - огромное число. Поэтому решили снимать Копенгаген в Петербурге. И, как видите, получилось не хуже. Здесь нас пустили везде: в Юсуповский дворец, Инженерный замок, Екатерининский дворец в Пушкине, снимали в Кронштадте, Гатчине. Не думаю, что в датских музеях нас встречали бы с плакатами "Добро пожаловать!"

Когда Эльдар Александрович прибыл в Петербург, то вызвал меня на разговор. Он взял мое театральное расписание, свое киношное и быстро-быстро (я еще не видел, чтобы кто-то так быстро писал!) составил мне график на месяц. Этот интересный документ лежит у меня дома, его можно публиковать за гонорар! Там все расписано до минут: когда Мигицко спит, встает, завтракает, снимается в кино, репетирует в театре, играет спектакль, репетирует танец с Васильевым в Вагановском училище...

- Здесь, пожалуйста, поподробнее о танце с Васильевым.

Сергей Мигицко: Когда Владимир Викторович показал комбинацию, я сказал, что мне поздно танцевать в таком ритме, едва ли я смогу успеть выучить. Он, может, и обиделся. Я бы тоже на его месте обиделся. Ведь Рязанов поставил задачу не кому-то, а Васильеву! Это высший класс. Мы начали работать. Месяц Васильев нас дрессировал, а когда уезжал, давал задание балетмейстеру Косте Заклинскому, выдающемуся танцовщику в прошлом.

- Вы ведь специально для этого фильма выучились еще и верховой езде и впервые в жизни встали на коньки?

Сергей Мигицко: Мне предстояло проехать в кадре на лошади в роли короля Дании. Честно скажу, я не легкомысленно отнесся к этому эпизоду, а у меня все не было времени пойти в конно-спортивную школу. И, как назло, самая первая съемка - выезд короля. Так я впервые в жизни сел на лошадь. Конечно, сел, как мешок с гвоздями, а лошадь оказалась не самой спокойной, норовистой. Трясся я на ней ужасно. Эльдар Александрович устроил мне разнос, причем публичный, в микрофон, в присутствии огромного числа людей. Монолог минут на 15. После такого в театре обычно аплодируют. Мне было очень стыдно.

- Еще бы, народный артист, любимец петербургских театралов!

Сергей Мигицко: Разнося артиста, Эльдар Александрович меньше всего думает о званиях, титулах. Наверное, он был прав. Хотя я не ожидал. Тем более по телефону мне сказали, что ехать на лошади не надо, надо только слезть с нее... Приехав в Питер, я пошел в конно-спортивную школу. Не могу сказать, что там все было сахаром. Конь, на котором мне нужно было сниматься (звали его Граф Шувалов), оказался очень вредным молодым жеребцом и не выполнил ни одной моей команды еще там, в манеже. Терпел-терпел меня и однажды высадил из седла. Я упал, сильно испугался. Но на этом мои занятия не закончились. Мне привели другую лошадку, хорошую, покладистую, на ней я и учился. А уже во время съемок ездил на замечательном коне по имени Байкал, который работает артистом в Мариинском театре, выступает в операх.

Что же касается коньков... Я никогда в жизни прежде на них не стоял. Эльдар Александрович требовал, чтобы я научился кататься безукоризненно. Слава богу, у меня есть друзья в мире фигурного катания, они мне помогли. Потрясающий тренер Наташа Павлова занималась со мной, как с ребенком. Первые три занятия я не мог оторвать руки от бортика. Много раз падал. Меня знали, наверное, все работники нашего "Юбилейного". Однажды я был на катке совсем один и вдруг услышал голос по радио: "Согни ноги!" Плющенко! Оказывается, Женя был в радиоложе и увидел мои страдания (мы с ним знакомы). А потом в прессе разнеслось, что сам Плющенко учил Мигицко катанию. В конце концов, несмотря на мои бесчисленные падения на тренировках (даже ногу травмировал), на съемках я ни разу не упал.

- Нелегко пришлось вам! И долго все это длилось?

Сергей Мигицко: Трудно было, безусловно. У меня в то время был личный рекорд: провел в поезде подряд ночей десять. В Петербурге выпускался спектакль "Приглашение в замок". Репетиции в театре, пробы в Москве... Долго? Такие роли быстро сделать невозможно. Надо было многое прочитать, пропустить через себя, выстрадать...

На съемках было много людей, много эпизодических ролей, массовка. Было очень холодно и было жарко. Снимали в море - шторм, качало. На заливе ходил целый день чуть ли не по шею в воде, в гидрокостюме, носил Женю Крюкову на руках. Все было. Я прошел бы этот путь еще раз, потому что результат какой! В пижаме и домашних тапочках такую роль сыграть нельзя. Там человек с большой буквы, который страдал, творил.

- Сергей Григорьевич, в фильме я, зная вас по театральным работам, увидела ваш фирменный почерк, ваши "штучки", находки. Выходит, Рязанов принял ваши предложения?

Сергей Мигицко: Я всегда приношу свое - много, кучу! - и в театре, и в кино. Артист и должен заниматься поисками, обрастать "мясом" - находками, приспособлениями, фантазиями, не должен молчать на репетициях, а режиссер может отказать мне или не отказать. Ведь режиссеры бывают разные. Мой учитель Игорь Петрович Владимиров был громаднейшим фантазером, научил меня многому. Он подбрасывал артисту множество приспособлений... Или, скажем, в недавней премьере нашего театра "На всякого мудреца довольно простоты" мы с молодым режиссером Василием Сениным смело заменили стихи, которые у Островского читает мой герой, оперными ариями, что, на мой взгляд, очень хорошо ложится на роль, Крутицкий у нас певун! Я рос в офицерской семье и помню, как сослуживцы отца приходили к нам и, слегка перекусив, очень хорошо пели на разные голоса.

Не буду говорить, что я предлагал Рязанову. Эльдар Александрович любит, когда артист фантазирует. Сначала я об этом не знал и как собака смотрел ему в глаза. Но потом, когда прочитал в его взгляде: "Хватит смотреть, включай свою фантазию!" - я стал смелее, начал сочинять. А он уже смотрел, отбирал, оживлял...

- Теперь, наверное, и предложения ролей вам посыпятся...

Сергей Мигицко: Поймите, артист работает не для того, чтобы его приглашали. Сегодня меня интересует не количество приглашений, а качество моей работы и качество предложений, если они есть. Это будучи 20-летним артистом я ходил по студиям страны, хлопотал лицом, заглядывал в глаза режиссерам, отдавал бесчисленное количество своих фотографий каким-то незнакомым ассистентам. У меня были такие случаи! Однажды наш театр был на гастролях в Сочи, после спектакля, где я играл осла, ко мне подошла молодая ассистентка (по-моему, с "Беларусьфильма"): "Дай свою фотографию, я покажу режиссеру". Дал. Потом: "А еще?" Принес еще. "Давай все!" Я все свои фотографии отдал ей и больше никогда в жизни ее не видел.

Я проходил пробы, в том числе и у известных мастеров, не хочу называть их фамилии. И потом люди не звонили мне, не то что не извинялись, даже не сообщали, что взяли на роль другого артиста. Через все это я прошел. Ни на кого не обижаюсь, дай бог здоровья всем. Просто наша профессия предполагает огромные психофизические затраты. И конечно, нужно друг друга щадить, подбадривать, как можно чаще хвалить. Мой герой Фредерик Леметр в спектакле "Фредерик, или Бульвар преступлений" говорит: "Артисты торгуют иллюзиями. Но, по крайней мере, получают за это аплодисменты". Эти слова принадлежат замечательному драматургу Шмитту.

Светлана МАЗУРОВА

"Культура", № 3, январь 2007

версия для печати   
 
  
Хотите познакомиться?
Загрузка...