Подписка на новости

 

Разные судьбы Татьяны Пилецкой

Татьяна Пилецкая

Татьяна Пилецкая. Старшее поколение наверняка хорошо знает это имя. Фильм "Разные судьбы", где Татьяна Пилецкая играла вместе с Георгием Юматовым, Юлианом Паничем, Татьяной Конюховой, был очень популярен в конце 50-х, его часто показывали и позже, показывают до сих пор. Оказывается, актриса живет в Санкт-Петербурге и сегодня много работает в театрах.

Петербуржцы советовали мне непременно посмотреть два спектакля с Пилецкой в "Приюте комедианта": "Занозу" (по Ф. Саган; блистательный дуэт с народным артистом России Иваном Краско) и "Крепкий чай с бисквитным пирожным" (по "Театру" С. Моэма). Я посмотрела и встретилась с Татьяной Пилецкой.

"Кино высосало из меня все..."

- Татьяна Львовна, "Разные судьбы", наверное, перевернули всю вашу жизнь? Вы стали известной (поклонники, письма, автографы...), и режиссеры один за другим предлагали вам роли?

- Естественно, моя жизнь после этого фильма изменилась. Популярность была, конечно, очень большая. Но сказать, что на меня накинулись кинематографисты, я не могу. Образ все-таки был отрицательный, он наложил определенный отпечаток. В то время выпускалось много фильмов - интересных, исторических. Но обо мне говорили: "Она - отрицательная. У нее злое лицо, злые глаза". Так что этот фильм, с одной стороны, сослужил мне очень хорошую службу на всю мою оставшуюся жизнь (его помнят до сих пор), а с другой...

В тот момент мне было нелегко преодолеть это мнение ("злая") обо мне. Ведь знаете, как в кино берут? По типажу, по лицу, а что там у актрисы внутри, режиссеры мало в этом копаются. И хотя прошло - уже позже - достаточно много времени, и было ясно, что актриса снималась и в театре играла, ты поинтересуйся, что с ней произошло, когда ее еще можно использовать в разных вариантах, картинах... Очень немногие из кинорежиссеров по-настоящему ценят актерское мастерство, путь, который он прошел, актерский багаж, который накопил. Главное, как ты сегодня выглядишь. "О, нет! Слушайте, это снимать нельзя". Или: "О, да, ничего, еще можно снять, но в профиль не надо..." К сожалению, все очень примитивно. Я не говорю, конечно, о больших мастерах, с которыми мне довелось работать: Козинцеве, Донском, Лукове - это мастера высокого класса, которых действительно интересовала не только внешность, но и "внутренность", и возможности актрисы. Козинцев взял меня на роль в "Пирогове" совсем девчонкой, я абсолютно ничего не умела, а он взял и рискнул. И повел, повел меня - своим мастерством, своим опытом. Собственно, это была первая ступенька к кинематографу. Дальше уже пошли "Княжна Мери", "Мать", "Дело N 306"... Потом только "Разные судьбы".

Кинематограф забирает все, что лежит на поверхности: внешность, темперамент, нервы, сердце. И ничего не дает, кроме популярности, естественно, если картина прозвучала (раньше были фотографии актеров, буклеты, поездки по стране...). А театр для актера - это огромный творческий багаж. И в идеале бы, работая в театре, накопив багаж, отдать это в кино! Но так не всегда получается. Поэтому настал такой момент, когда я почувствовала, что кинематограф, грубо говоря, высосал из меня абсолютно все, моя копилка пуста, ее надо было чем-то заполнять, и я ушла в театр. В Театр имени Ленинского комсомола, нынешний "Балтийский дом", в котором проработала 40 лет.

Вот такая парадоксальная история.

Мне как-то позвонила приятельница из Москвы (мы с ней давно еще работали вместе в фильме "Невеста"): "Таня! Ты можешь прислать свою фотографию? Тут меня спрашивают, как ты выглядишь?" Ну что ж такое?! Как я выгляжу? Смотрят на год рождения и думают: о, она уже... Но ведь главное, на сколько ты выглядишь, а не сколько тебе лет! В этом отношении есть хороший пример - Марецкая. Она никогда не говорила о дате своего рождения и не справляла никаких юбилеев, никто не знал, сколько ей...

Между прочим, режиссер Григорий Никулин не побоялся после "Разных судеб" взять меня на Надю, чеховскую героиню, хотя ему говорили: "Ты что? Не надо!" И получилась очень милая, трогательная, нежная картина. Моими партнерами были Олег Басилашвили, Федор Михайлович Никитин, мою бабушку играла мой бывший педагог Ольга Георгиевна Казико.

У Яна Фрида, уже позже, я снялась в трех картинах: "Зеленая карета", "Прощание с Петербургом", "Сильва".

- А сейчас как? Давно не было ролей в кино?

- Год назад были "Фонари". (Сериал "Улицы разбитых фонарей". - От авт.). Эпизод. И все.

- Не довольны своей ролью? /p>

- Нет, конечно. Это все несерьезно...

Роксана, Миледи, Огудалова и другие

- Конечно, в театре мне довелось сыграть много ролей, и самых разнообразных. Представляете, сколько их было за 40 лет?! И в этом отношении он более гибкий, чем кинематограф. Сегодня там можно сыграть роль отрицательную (проститутку Дженни-Малину в "Трехгрошовой опере"), а на следующий день я играла Роксану в "Сирано де Бержераке" (это мой первый серьезный спектакль в Театре Ленинского комсомола, мы играли его 15 лет, 604 раза он прошел). Сегодня ты Миледи в "Трех мушкетерах", завтра занята в современной пьесе, а послезавтра - Огудалова в "Бесприданнице". Если у тебя есть возможности, способности, работай, "раскручивай" себя. Хотя в театре тоже все не просто. Потому что большая труппа. И еще. У меня за все эти годы, что я работаю, сменилось 10 или 12 худруков и столько же директоров. И каждый приходил со своим взглядом на труппу, со своим видением того или иного актера, со своими любимчиками. И у меня были периоды невостребованности: пришел режиссер, не хочет меня занимать и все, ну не нравлюсь я ему! Были и другие режиссеры, которые "совали" меня в разные пьесы. Я все время работала, может быть, не так интенсивно, как мне хотелось бы... Какие-то роли прошли мимо меня. Тем не менее я очень благодарна театру.

- Мне показалось, что вы сегодня много играете, заняты...

- Да, пришло много работы. Даже вроде и ни к чему столько? (Смеется). Такие периоды: то взлет, то падение, то отлив, то прилив, то волна, то под волной. Такая она, наша актерская жизнь.

В "Балтийском доме" я занята сейчас в четырех спектаклях: "Ревизор" (играю Анну Андреевну), "Три товарища " Ремарка (фрау Залевски - небольшая роль, но я ее с удовольствием играю), "Стеклянный зверинец" Теннесси Уильямса (Аманда), "Сон об осени" норвежского драматурга Фоссе.

- Какие самые любимые?

- "Сон об осени" и "Стеклянный зверинец". "Сон..." мы представляли недавно на фестивале "Русские сезоны" в Хельсинки, а в будущем году, осенью, повезем в Норвегию.

И еще есть "Приют комедианта". Это такой приватный, антрепризный театр. Меня любезно пригласили сюда, и я с большим удовольствием здесь работаю (занята в двух спектаклях). В этом театре очень милая публика, всегда аншлаг, прекрасно принимают. Так что я получаю большое удовольствие. Это такая отдушина...

- А как вы взялись за "Крепкий чай с бисквитным пирожным" по Моэму, после фильма (который очень часто показывают по ТВ) с Вией Артмане в роли актрисы Джулии Ламберт?

- У нас совершенно другая интерпретация. Либретто написал Николай Денисов, народный артист России, он автор известный, его песни поет Леонтьев, монологи читает Клара Новикова. Потом мы вместе многое переделывали, переписывали. Роль создавалась специально для меня. Коля играет Майкла, моего мужа, его супруга - Эви, горничную. У нас сложилась хорошая команда. Мы ездили со спектаклем в Москву, играли его в Театре Маяковского, замечательно прошли.

Я люблю этот спектакль, несмотря на то, что он очень тяжелый. Тяжелый с точки зрения физической, напряга внутреннего. И создавался он тяжело, но мы все выдержали.

- Еще я слышала о театре "Патриот"...

- Был такой эпизод в моей жизни. Чудный особняк на набережной реки Фонтанки, красивый зал. Настал такой период в Театре Ленинского комсомола, когда к нам пришел режиссер Глазков из Ташкента, и с первых же месяцев я поняла, что ничего при нем не сыграю. А в это время наш бывший режиссер формировал театр "Патриот". Я ушла к нему. Пять лет без "Ленкома". В "Патриот" (это бывший ДОСААФ) пришли великолепные молодые ребята. Мы играли спектакли о Распутине, о Николае Втором. Я сыграла 11 ролей, трех императриц - Александру Федоровну, Елизавету и Екатерину. Я все время была в тренинге. Но наступил момент, когда нам пришлось расстаться: мы с режиссером уже просто не понимали друг друга. Театр этот так и не "вырос". Я вернулась в "Ленком", опять села за свой столик в гримерке. И так продолжаю дальше.

Мужчины в ее жизни

- В одной книге я прочитала: "Лениградский Дом кино. 1961 год. Первый показ фильма "Сладкая жизнь" Феллини для кинематографистов. Вот и Татьяна Пилецкая после съемок, вместе с Олегом Стриженовым, мы свидетели сцены ревности со стороны бывшего мужа Пилецкой". Стриженов был вашим супругом?

- Нет, боже сохрани! Он за мной ухаживал когда-то, это было, а муж возревновал. (Смеется).

- Первый муж? Пилецкий?

- Да, моряк, капитан первого ранга. Я с ним уезжала на Север, там родилась наша дочка. Мы прожили вместе 15 лет. А потом я ушла, вышла замуж за другого.

У меня было три мужа. С последним живу 30 лет (будет в феврале). Борис Агешин - заслуженный артист, уникальной совершенно профессии - мим, очень талантливый. Он объездил весь мир, был и в Иркутске, наверняка, вы его видели. Раньше он работал много лет с Пьехой и Броневицким, с ансамблем "Дружба".

- Писали, что после фильма "Разные судьбы" вы стали кинозвездой, у вас появились поклонники, были предложения руки и сердца...

- Было много всего, сейчас и не вспомнить... Приходило много писем - и ругательных, и хороших, приятных. Они и сейчас лежат у меня на антресолях, я их не выкидываю, как-то жалко, люди писали все-таки. Были и предложения, и объяснения в любви, и просьбы прислать денег. Писали из тюрем, воинских частей, писали и школьники, и пенсионеры. Самое для меня приятное, что и сейчас, в каком бы виде (без косметики) я не шла по улице, меня узнают. И говорят добрые слова. Значит, зрителю запало то, что я сделала за свою жизнь. Прихожу в булочную, а продавец мне улыбается: "Мы вас по телевизору только что смотрели, а вот вы и сами к нам пришли!"

- Как сложилась судьба вашего партнера по "Разным судьбам" Юлиана Панича?

- Сначала Юлечка жил в Германии, работал в Мюнхене на радиостанции "Свобода". Я его слушала и всегда говорила: "Юлька! Доброе утро!" И в конце прощалась: "До свидания, Юля!" (Улыбается). Потом он ушел со станции, сейчас живет в Париже. Когда приезжает в Петербург, мы обязательно встречаемся у нас дома. В прошлом году на свой 70-летний юбилей он поставил "Шута Балакирева" в Театре Комиссаржевской. Юлиан - актер, и это было смело, настоящий героизм с его стороны.

Дом, семья, быт

- Конечно, надо быть в форме, профессия обязывает. Никаких ограничений, правда, себе не устраиваю. Главное - хорошо отдохнуть, выспаться перед спектаклем. Сейчас муж лежит в больнице, вожу ему еду. Жутко устала!

Быт как быт. Как у многих. Особого шика нет. Нормальная двухкомнатная квартира, небольшая, но мы живем с мужем вдвоем, дочь и внучка - отдельно от нас.

- А ваша дочь не стала артисткой?

- Нет-нет! Одной актрисы в семье достаточно, хватит! Наташа окончила университет, работает менеджером в российско-шведской фирме, знает английский язык, много разъезжает, общается с туристами.

А внучка моя окончила Мухинское училище, она очень хорошо рисует, хорошая девочка. У нее уже была первая небольшая выставка.

- Мне сказали, что вы книги пишете...

- В издательстве "Специальная литература" вышла моя первая книга "Серебряные нити". Красивое получилось издание.

Не люблю слов "мемуары", "воспоминания" (нафталин какой-то). Это литературные эскизы. И даже стихи (меня вдруг прорвало на стихи!). Я писала ее, когда у меня был перерыв в театре, печатала на машинке двумя пальцами. Пишу еще книгу, вторую. Материал готов, но теперь вот нет времени его обработать.

Занималась своей родословной, многих родственников нашла. У меня немецкие корни. В прошлом году ездила в Гамбург, в этом году они у нас гостили две недели, возила их повсюду. Языка, к сожалению, не знаю. Зимой осваивала. Ничего, понимали друг друга...

Светлана МАЗУРОВА

"Восточно-Сибирская правда", 7.12.2002

версия для печати   
 
  
Загрузка...