Подписка на новости

 

Дарья Повереннова: "Не могу себе позволить быть не на уровне"

Дарья Повереннова

В детстве Дарья Повереннова не особенно стремилась к тому, чтобы продолжить актерскую династию. Ее дед - народный артист СССР Сергей Владимирович Лукьянов, сыгравший незабываемого Гордея Ворона в знаменитых «Кубанских казаках». Мама - Татьяна Лукьянова - актриса Театра на Таганке. А Даша собирала марки и игрушки из «киндер-сюрпризов», которые мама привозила ей из зарубежных гастролей, любила игру «Казаки-разбойники» и своих домашних котов.

- Одно время я собиралась, как папа, стать переводчиком и в школе серьезно занималась английским. Но потом все же рванула в театральный. И... провалилась. Пошла работать на «Мосфильм» помощником режиссера к замечательному мастеру своего дела Александру Наумовичу Митте: для съемок картины «Затерянный в Сибири» ему был необходим человек со знанием английского. А на следующий год я все-таки поступила в «Щуку».

- Ну а потом Вы стали актрисой знаменитого столичного театра, стали сниматься в сериалах, кино... Кстати, съемки сериала «Ангел-хранитель» еще продолжаются?

- Да, наверное, месяца два будут продолжаться.

- У Вас остается время на какую-нибудь еще творческую работу?

- Да, слава богу, остается. И на театр, и на кино. В театре получается порядка семи спектаклей в месяц. Из-за того, что мне приходится регулярно летать в Киев на съемки «Ангела-хранителя», я не смогла начать репетировать в новых постановках. А еще я с удовольствием снялась в четырехсерийном фильме Виталия Москаленко по роману Чингиза Айтматова «Когда падают горы». Таких героинь мне играть еще не приходилось: оперная певица, которая от природы наделена красивым и сильным голосом, отчаялась сделать быструю карьеру в своем жанре и продала свой талант продюсеру от шоу-бизнеса, чтобы обеспечить себе безбедную жизнь. Она круто изменила свою жизнь, рассталась с романтиком-мужем и стала очень популярной эстрадной певицей.

- И Вы от такой рабочей нагрузки не устаете?

- Если работа приносит мне удовольствие, я от нее не устаю. А работа в сериале «Ангел-хранитель» мне нравится. Конечно, моменты физической усталости бывают. Но эта не та глобальная усталость, при которой хочется воскликнуть: «Как мне все это надоело!» Скорее наоборот: это проект мне очень многое дал, дает и, надеюсь, еще даст, как в профессиональном плане, так и в человеческом. Моя героиня находится в постоянном развитии: в первых сериях она была одной, сейчас уже совершенно другая - и внешне, и внутренне. Когда мне только предложили эту роль, я много размышляла над тем, смогу ли я в течение полутора лет оставаться интересной самой себе и зрителям. Не мне судить, как это получается, но интерес к своей героине у меня не пропал.

- Какие-нибудь сложные ситуации происходили с Вами за время съемок в этом сериале?

- Одну историю я, пожалуй, не забуду никогда. Она произошла со мной и Жанной Эппле. Накануне Нового года, когда в Москве обычно начинается шоппинг-лихорадка и сопровождающие ее чудовищные автомобильные пробки, я прилетела на один день из Киева для съемок в Останкино. А вечером я должна была вернуться в аэропорт. Наивно надеялась, что мы быстренько отснимемся и у меня еще будет время повидать маму и дочку. Но целый день я без дела просидела в Останкино. Телевизионщики - удивительный народ: часов не наблюдают, никуда не торопятся... Отсняли меня буквально за несколько минут до того момента, как надо было уезжать в аэропорт. Под конец съемки мне позвонил водитель и сообщил, что из-за диких пробок он не успеет вовремя доехать до Останкино, и предложил на служебной машине добраться до дома Жанны, где он меня ждет. С горем пополам добралась до Жанны, пересела к ней, и мы двинулись в аэропорт. Наш водитель совершал чудеса расторопности, умудряясь протискиваться в самые немыслимые лазейки. В общем, мы доехали до Шереметьево за минуту до конца регистрации на рейс. Позвонили ему, что регистрацию и паспортный контроль прошли, все в порядке, и он может уезжать. Вошли в зал ожидания бизнес-класса, который оказался по другую сторону от нашего выхода на посадку. А поскольку нам страшно хотелось перекусить, мы попросили дежурную, чтобы она нас позвала на посадку. И пассажиров-то было раз-два и обчелся - потерять нас было невозможно. Мы с Жанной сидим, болтаем, и вдруг я смотрю на часы и понимаю, что в эту самую минуту наш самолет уже взлетает. А нас никто не предупредил. Мы в ужасе мчимся к выходу на посадку и узнаем, что наш самолет действительно улетел и что наши имена несколько раз объявляли по всему аэропорту... Вот таким глупейшим образом я впервые в жизни опоздала на самолет! Это был последний рейс, следующий только утром. Поменяли билеты, заплатили штрафы и вернулись по домам. А на следующее утро предстали с повинными головами перед режиссером: естественно, сдвинулся график съемок, нам пришлось писать объяснительную записку продюсеру проекта. Я чувствовала себя провинившейся школьницей. Но отнеслась к этому с юмором, и «объяснительную» написала тоже с юмором.

- Помните, когда Вы впервые увидели в кино своего знаменитого деда? И какое он произвел на Вас впечатление?

- Живым я его, к сожалению, не застала, но в кино увидела еще в детсадовском возрасте. Честно говоря, я очень рада, что в последнее время все чаще стали показывать эти советские фильмы, особенно «Кубанских казаков»... Я не понимаю, почему теперь утверждают, что все снятое в той картине - сплошные выдумки, что такого изобилия никогда не было. Моя мама, присутствовавшая на съемках, рассказывала, что в той станице, где снимали фильм, жили очень богато. Тогда ведь сельское хозяйство еще не успели полностью разрушить. И энтузиазм у людей, снимавшихся в массовке, был неподдельный. Я с удовольствием смотрю старые советские фильмы: там нет места непрофессионализму и халтуре. Сегодня же во главе угла деньги: все торопятся слепить кино по-быстренькому, заработать, не задумываясь о качестве. Именно это губит и современное телевизионное кино, и полный метр. Я счастлива, что мне довелось поработать с Виталием Москаленко в четырехсерийной картине, которую он снимал так же серьезно, как полнометражный фильм. И я в восторге от того, что стали снимать многосерийные проекты по русской классике: в таких картинах я готова работать без оглядки на время. К сожалению, в театре я играю сейчас только одну классическую роль - Грушеньку в «Братьях Карамазовых». Это тот литературный материал, который любого культурного человека не оставит равнодушным. Там есть истинные чувства, добро и зло, жизнь и смерть, любовь и ненависть - темы, которые вечны.

- А чем увлекается Ваша дочь? Она уже решила, чем будет заниматься в жизни?

- В детстве она «болела» динозаврами и мечтала найти хотя бы одного... Сейчас Полине 14 лет. Как все современные дети, она увлечена компьютером. И анимэ - японской мультипликацией: за один присест она может посмотреть порядка 15 серий. Они с друзьями изготавливают себе костюмы героев и устраивают целые реконструкции событий из этих мультиков на специальных anime-party.

- Это своего рода проявление актерских генов: прадед был актером, бабушка - актриса, мама - тоже?

- Нет, актрисой она быть не хочет. В прошлом году мы с Полиной стали обсуждать, что она будет делать после школы. У нее возникло желание заниматься дизайном, она начала брать уроки рисования. Сейчас идея стать дизайнером отошла на второй план, но рисовать дочка продолжает. Уже собирается писать маслом - даже спросила меня однажды, готова ли я обеспечить ее всем необходимым.

- Готовы?

- Конечно. Увлечения дочери я поддерживаю с удовольствием.

- А ее папа?

- Полинин папа раньше тоже был актером, а сейчас работает на телевидении режиссером. Наши с ним дороги давно разошлись, но между собой отец и дочь общаются. Хотя как матери мне все время хочется, чтобы этого общения было больше.

- Домашние питомцы у Вас есть?

- Теперь снова есть! Буквально месяц назад я возвращаюсь домой со съемок, меня встречает Полина с каким-то загадочным взглядом, мама тоже заговорщически улыбается. На полу в Полининой комнате лежит лев - большая мягкая игрушка, а рядом, уткнувшись в него крохотной мордочкой, рыжее и пушистое маленькое существо...

- Это первый Ваш кот?

- Сколько я себя помню, у нас в доме всегда были кошки. Первый кот в моей жизни появился, когда мне было четыре года. До сих пор я очень хорошо помню день, когда мы с мамой отправились на Птичий рынок, и ту старушку, у которой в коробке копошились забавные крошечные котята. И я тогда выбрала среди них маленький серый комочек. Мы возвращались домой на трамвае, мама держала его у себя на груди, прямо под пальто, а котенок все время пищал. Страшно: его ведь совсем крошечного, двухнедельного, оторвали от кошки. Мы приехали, напоили котенка молоком, и, недолго думая, я назвала его Мурзиком. Он вырос в красивого ангорского кота и прожил у нас девять лет. Кот был очень общительный и любил гулять по балконам, причем очень часто эти прогулки затягивались на несколько дней. И это несмотря на то, что кот у нас был кастрированным. Два раза он даже падал с балкона шестого этажа... Мы находили его, отвозили к ветеринару. А потом Мурзик заболел, и врач порекомендовал его усыпить. Мы с мамой очень переживали. Но через две недели я пришла из школы и увидела у себя на кровати черно-белый комочек. Он был сибирской масти, и я назвала его Пушок - очень оригинальное имя! (смеется) Пушок был настоящим франтом, в черном фраке, с белой манишкой и в «чулочках». Он жил у нас 15 лет, до глубокой старости. Конечно, в те времена в магазинах не было такого изобилия всевозможных приспособлений и игрушек для кошек, и наши питомцы точили когти о подручные средства: обои, мебель... И когда мама с дочкой стали поговаривать о новом котенке, я этому воспротивилась. Мне казалось, что мы закрыли тему, и вдруг я вижу в доме это маленькое, совершенно очаровательное создание. И сердце мое растаяло. Теперь у нас живет Мармыш: умнейший, добрейший, ласковый котенок сибирских кровей.

- Почему Мармыш?

- Не знаю. Он персикового цвета, и поначалу мама с дочкой стали звать его Персиком. Я предложила назвать его Лео, но тут возмутилась Полина: заявила, что кличка у котенка должна быть какой-нибудь прикольной. Мы стали кликать его Лесиком - произвольное от Лео, но он не особенно реагировал на это имя. Однажды, возясь с малышом, я назвала его Мармышем. Откуда возникло это имя - не знаю, но я стала называть его так все чаще и чаще. А он вдруг начал на Мармыша откликаться. Потом и Полина переключилась... Вот так он и стал у нас Мармышом. Отзывается кот исключительно на эту кличку, никакого «кис-кис» не признает.

- И кого он считает своей главной хозяйкой?

- Мою маму, конечно. Мы с дочерью все чаще отсутствуем дома: я много времени провожу на съемках, Полина ведет кочующий образ жизни - то у меня живет, то у мамы. Но и Полинка его очень любит, и я просто обожаю. Он очень нежный и невероятно сообразительный.

- Как Вы с ним общаетесь?

- Знаете, стоит мне взять его на руки, как он тут же начинает трындеть...

- Что делать?

- Именно трындеть, а не урчать: издает такие громкие булькающие звуки. Мармыш - веселый хулиган. Но точно знает, где у него туалет, и никогда не позволяет себе в этом плане никаких вольностей. И, самое главное, не делает того, чего я боялась больше всего на свете - не портит мебель. Этот удивительный котенок точно предугадал, каким должен быть, чтобы получить право на прописку в нашем доме.

- Как же Вы столько лет прожили без домашних питомцев?

- Сама не знаю! (смеется) Сознавая ответственность за живое существо, я все время отказывалась от кошек, собак, рыбок... Говорила, что лучше иметь в доме животное, за которым не нужно ухаживать. И однажды друзья подарили мне на Новый год... хамелеона. Он у нас прожил года полтора.

- Хамелеон расхаживал прямо по квартире?

- Да что вы! У него был специальный террариум с определенным микроклиматом и даже с водопадом. И мы через день ездили в магазин покупать ему живых кузнечиков - он съедал по пять штук в день. Оригинальное, конечно, было существо, все ему удивлялись. Но тоже хлопотное.

- Собаку завести не хотите?

- Хочу, но при моей кочевой жизни это нереально. Мне нравятся большие собаки: овчарки, ньюфаундленды, ирландские сеттеры... Собака должна быть большая, добрая и умная.

- Отдыхать Вам удается? И где предпочитаете это делать?

- Вообще-то я не очень умею отдыхать... Я люблю работать. Я позволяю себе расслабиться, только когда действительно устаю. И тогда уезжаю куда-нибудь с дочкой или с друзьями на недельку-другую. А если отдыхаю дома - люблю смотреть кино, и обязательно каждое утро смотрю по телевизору новостные программы - для меня важно быть в курсе событий. Вечером иногда могу посмотреть интересные для меня программы.

- Какие?

- Например, «Ледниковый период». Я практически всех ребят знаю, и мне интересно смотреть, как они растут от номера к номеру, как справляются с заданиями, следить за их успехами, реакцией на происходящее и поведением... Я ведь сама принимала участие в нескольких аналогичных шоу: это и «Большие гонки», и «Властелин горы», и «Империя»... Мне нравятся такие проекты, потому что в каждом из них ты постоянно себя проверяешь: а так сможешь, а этак? Я всю жизнь была трусихой, особенно в том, что касается спорта. Все делали пистолетик на роликовых коньках, а я из страха упасть стояла за дверью и не делала. Участие в проектах - один из способов перебороть эти страхи.

- Смогли бы Вы представить себя участницей «Ледникового периода»?

- В принципе, да. Не так давно мы с Полиной купили себе коньки и ездим кататься на каток. С одной стороны, мне все еще страшно, а с другой - очень хочется! Дело в том, что я - перфекционистка по жизни, считаю, что в своем деле надо стремиться стать номером 1. И если я в чем-то не уверена, то двадцать раз подумаю, прежде чем браться. Я не могу себе позволить быть не на уровне. Либо я должна делать такой номер, в котором играю роль нелепой девушки, но это возможно один-два раза, весь проект проехать на собственной нелепости нельзя. Если я мысленно соглашусь тратить 99% своего времени на то, чтобы поднять свой уровень фигурного катания, то пойду в этот проект. Ради того, чтобы попытаться сделать что-то новое, я бы согласилась. Кто знает, когда этот навык мне пригодится в профессии. Хотя... Я вот умею ездить на лошади и с удовольствием это делаю. А в кино мне на лошадь садиться еще не приходилось.

- Но занятия на лошади еще очень полезны для здоровья, а не только для профессии...

- Это уж точно! До проекта «Ангел-хранитель» два раза в неделю занималась с тренером. Вообще, верховая езда - это совершенно удивительный фитнес. Когда ты едешь на лошади, у тебя работают абсолютно все группы мышц: спина, плечи, шея, голова, ягодицы, бедра, колени, голени, стопы. Расслабленными остаются только руки. Пожалуй, трудно найти более энергозатратный спорт. Сейчас я еще очень много сил трачу на бесконечные перелеты по маршруту Москва - Киев - Москва. Вот закончу сниматься в «Ангеле-хранителе» и вернусь к своим лошадям, чтобы снова почувствовать себя в тонусе.

журнал "Pets", № 12, декабрь 2007

версия для печати   
 
  
Хотите познакомиться?
Загрузка...