Подписка на новости

 

Иосиф Райхельгауз: "Не люблю быть вторым"

Иосиф Райхельгауз

Самыми "ожидаемыми" гостями недавнего театрального Вампиловского фестиваля в Иркутске, несомненно, были москвичи - режиссер Иосиф Райхельгауз, создатель и художественный руководитель театра "Школа современной пьесы", и Владимир Стеклов. Они привезли спектакль "Записки русского путешественника" (автор текста - именно текста, а не пьесы - Евгений Гришковец). Вместо Василия Бочкарева, партнера Стеклова, неожиданно для всех прилетел народный артист России Альберт Филозов. В Иркутске он впервые сыграл в этом спектакле.

Признаюсь, что взять интервью у Иосифа Райхельгауза было моей давней мечтой. Сколько знаменитых артистов говорили мне: "Работаю у Райхельгауза в "Школе современной пьесы". А тут и он собственной персоны!

- И кто же, интересно, вам это говорил? - поинтересовался Иосиф Райхельгауз.

- Юрский, Дуров, Талызина, Татьяна Васильева... Так сразу всех и не вспомнишь. Юрский рассказывал, что ставит у вас спектакли и в них играет вся его семья: он сам, его жена Наталья Тенякова, дочь Даша.

- Правильно. Ну, давайте поговорим.

Звездный театр Райхельгауза

- Какой у вас звездный театр! Какие имена! Еще Полищук, Виторган, Валентин Никулин, Алферова, работал Глузский...

- Так получилось. Не то чтобы я собирал звезд специально... В основном это люди, с которыми я знаком много лет. Юрский снимался в моем телефильме "Картина". С Филозовым мы с юности дружим и работаем. Володю Стеклова я увидел еще на Камчатке, в Петропавловске, и сказал: "Вам надо работать в Москве..." Он потом переехал, независимо от меня. Ира Алферова - моя однокурсница, мы вместе учились в ГИТИСе, она играла в моих студенческих работах. Сергей Юрский и Лев Дуров - мои кумиры, я на них просто молился, а когда возникла возможность, конечно же, позвал в свой театр. Филозов, Полищук - основатели театра, Стеклов, Таня Васильева, Мартиросьян - штатные артисты, а Юрский, Дуров, Алферова очень много работают на нашей сцене.

- Есть у вас любимый актер (актриса), на кого хотелось бы ставить и ставить?

- Вы знаете, на кого хотелось, на того ставил и ставлю.

- И все же, кто самый любимый?

Вздохнул, задумался:

- Не могу выделить кого-то. Я их всех очень люблю, но больше всех люблю того, с кем репетирую сегодня, сейчас, в данный момент.

Нет, это трудно... Как выделить? Ведь это так же, как выбрать кого-то из любимых детей. У меня две дочери, я очень люблю обеих и не могу сказать, кого больше.

- А родные дети не пошли по вашим стопам?

- Вы знаете, одна пошла! В спектакле "Записки русского путешественника", который мы к вам привезли, как раз декорации моей дочки Маши Хазовой. Ей 20 лет. В этом году она заканчивает институт по специальности "сценография костюма", но уже делает иллюстрации декораций, костюмов, много работает с другими режиссерами.

А младшая учится в шестом классе. Надеюсь, что она не станет артисткой. Действительно, очень не хочу этого!

Кредо

- Театр "Школа современной пьесы" открылся 27 марта (Международный день театра) 1989 года, существует уже тринадцатый сезон. До этого я работал в "Современнике", в Театре Станиславского. На сегодня у меня около 70 поставленных спектаклей, десяток телевизионных работ.

(К слову, Иосиф Райхельгауз - народный артист России, заслуженный деятель искусств России, лауреат Государственных премий разных стран - даже Турции, профессор).

Преподавать я начал очень давно, едва закончив ГИТИС. В 90-х годах вел курс по теории драмы и мастерству актера в Рочестерском университете США. Сейчас руковожу мастерской артистов театра и кино во ВГИКе, читаю лекции по теории и истории режиссуры в Российском государственном гуманитарном университете.

Я стараюсь ставить пьесы только что написанные, которые никто не ставил. Это сочинения эксклюзивные. Не люблю повторяться, быть вторым. Горжусь тем, что наш театр, может быть, единственный в России, где репертуар не повторяется. Как только узнаю, что пьеса поставлена в другом театре, снимаю спектакль из репертуара.

Еще во времена Станиславского и Немировича-Данченко говорили, что современной драматургии нет. Наш театр под современной драматургией понимает следующее: пьеса написана здесь, в России, сейчас живущим автором. Театр без новой драматургии - что семья без детей, так же обречен на вымирание.

Мои любимые авторы? Пристрастия меняются. Я поставил десяток пьес Семена Злотникова. Первым в стране поставил его пьесу "Пришел мужчина к женщине", и она до сих пор у нас идет. Сейчас увлечен Гришковцом. Он очень хорошо пишет, а я люблю хорошую литературу. Он точно попадает в чувства зрительного зала, предельно искренне излагает сюжет. Ближайшая премьера - "Город", опять же по Гришковцу. Этот спектакль репетирую я.

Но мы приглашаем на постановки разных режиссеров и обязательно - молодежь, дипломников, выпускников ВГИКа, ГИТИСа, учеников Марка Захарова, Леонида Хейфеца, Петра Фоменко...

К сожалению, на зарубежных фестивалях мы бываем чаще, чем на российских. В этом году были в Америке, Израиле, Египте, Германии, только что вернулись из Канады. Мы бы с удовольствием ездили по России, но нас много: артисты, техслужбы, декорации, а сегодня все это дорого везти. Правда, вот Екатеринбург нас зовет, принимает. И мы едем.

В Иркутске я был еще в студенческие годы со своим актерским курсом ГИТИСа, с Ирочкой Алферовой. Мы ездили (помню названия до сих пор!) в Усть-Кут, Усть-Илимск, Братск. Моя студенческая режиссерская работа впервые была оценена в одной из братских газет (это первая в моей жизни рецензия!) Позже еще бывал в ваших краях...

Все билеты проданы

- Самый кассовый спектакль вашего театра?

- У нас нет некассовых спектаклей, они все - кассовые. Скажем, спектакль "Пришел мужчина к женщине" идет уже столько, сколько существует наш театр, я бы его снял, потому что Альберт Филозов и Ирина Алферова - не самые молодые люди, чтобы играть 35-летних в этой пьесе. Но тем не менее зрители очень любят этот спектакль, на него всегда проданы все билеты, поэтому я не могу его снять.

Пятьсот раз прошел спектакль "А чой-то ты во фраке?" Он объездил весь мир, был на всех гастролях, фестивалях. На "Чайке" Чехова в нашем театре не бывает пустых мест. На "Записки русского путешественника" билетов не достать. Или, скажем, последняя премьера - "Чайка" Бориса Акунина. Ну просто ужас что творится! У метро спрашивают лишние билетики. Естественно, всегда самый большой интерес - к премьерам.

Очень кассовый спектакль у Жени Гришковца, когда он сам играет - "Как я съел собаку". Или "Одновременно".

- Знаю, что в двух ваших работах занята известная балерина Людмила Семеняка...

- Да, дебют Людмилы на драматической сцене - наш спектакль "Прекрасное лекарство от тоски" по пьесе Злотникова сделан специально на нее. Она там играет балерину, которая больше не танцует. А в чеховской "Чайке" играет Полину Андреевну, жену управляющего имением Шамраева. Замечательно играет. Людмила Ивановна очень интересный человек сама по себе, а не только выдающаяся, блистательная балерина.

Я вообще люблю занимать в спектаклях недраматических артистов. Замечательный режиссер Виктор Шамиров играет у нас уже в нескольких спектаклях. Когда я впервые предложил ему сыграть, он отказывался, говорил: "Не умею". Сейчас играет Треплева. В очередь с журналистом, писателем, режиссером Александром Гордоном, невероятно популярной в Москве личностью. Мне кажется, если человек творческий, "объемный", если у него есть содержание, то научить его технологии пребывания на сцене несложно...

Театр Иосифа Райхельгауза часто называют антрепризным. Ему такое определение не нравится, более того - оно для него оскорбительно!

- Я категорически с этим не согласен! У нас работает много знаменитых артистов. Поэтому есть ощущение, что театр антрепризный. Сегодня много халтурщиков, которые опошлили слово "антреприза". Так называемые продюсеры собирают двух-трех известных артистов и разъезжают с ними по бедной России, сшибают деньги...

Светлана МАЗУРОВА

"Восточно-Сибирская правда", 24.11.2001

версия для печати   
 
  
Хотите познакомиться?
Загрузка...