Подписка на новости

 

Андрей Разин: "Привык, что все шишки - на меня"

Андрей Разин

В Иркутске побывал ансамбль "Ласковый май". Интервью субботнему номеру дает его руководитель Андрей Разин.

- Андрей, в начале марта газета "Известия" поместила информацию о том, что ансамбль "Ласковый май" перечислил 25 тысяч рублей на восстановление погибшего при пожаре здания Союза театральных деятелей РСФСР. Спустя несколько дней вы участвовали в благотворительном телемарафоне. На заработанные ансамблем деньги была отремонтирована школа-интернат в Москве... Благотворительность – это желание набрать очки или что-то другое?

- Я считаю, что коллектив, который имеет популярность, подобную нашей, должен участвовать во всех благотворительных мероприятиях, проводимых в стране, - говорит Андрей Разин. - Здесь не надо бояться конкуренции, стесняться, считать, кто какую сумму перечислил. Главное – участие. И "Ласковый май" делает это не ради того, чтобы заработать какие-то плюсы. Я объясняю ребятам, что те коллективы, которые хорошо зарабатывают, имеют возможность хоть чем-то кому-то помочь, как мы, - должны помогать. Морально обязаны...

- Судя по публикациям в центральной прессе – как положительным, так и критическим, - вам не откажешь в организаторских способностях. Откуда это?

- Знаете, я всю жизнь был организатором. В школе уводил целый класс с уроков, если меня обижали. Уже в пятом классе был руководителем всех школьных праздничных программ, концертов. Играл в сказках, сам их ставил.

В 17 лет, когда работал в северном Надыме, я был режиссером-постановщиком "Проводов русской зимы": задействовал около ста артистов художественной самодеятельности, сам исполнял главную роль – Емели. Даже "Правда" в колонке новостей сообщала о моем спектакле.

Профессионально этому я нигде не учился. Поступил как-то в Восточно-Сибирский институт культуры в Улан-Удэ, проучился полгода, но не сошелся с заведующим кафедрой. Он твердил, что сделает из нас режиссеров, на что я отвечал, что режиссером нужно родиться, а вы делаете методистов. В общем, мы поссорились и расстались...

- Почему так много слухов и сплетен вокруг "Ласкового мая"?

- Видимо, кому-то это нужно... Знаете, некоторые журналисты сейчас гонятся за дешевой сенсацией. Когда примут Закон о печати, думаю, они будут вести себя скромнее, придерживаться каких-то рамок. Я не выступаю против тех или иных газет, журналов. Нет, я всегда выступал против конкретных личностей, которые подводят свои издания. Которые могут давать команду сотрудникам милиции – "Бейте их! Гоните!", кричать: "Это преступники!", что и произошло в Читинском аэропорту. Потом нам прислали письмо из Забайкальской транспортной прокуратуры, что два журналиста за организацию скандала привлекаются к ответственности...

- Но ведь вы в конфронтации не со всеми журналистами?

- Да, у нас среди них много друзей. Одно время мы проводили вечера с участием писателей и газетчиков. А в конце прошлого года выступали в театре эстрады в концертах, средства от которых пошли на восстановление Центрального дома журналистов и в фонд помощи ветеранам журналистики... Хотя еще раз говорю, что вашему брату войти в доверие к ребятам очень сложно. Если кто-то захочет написать объективную информацию о "Ласковом мае", его надо командировать к нам в коллектив хотя бы на недельку. Чтобы он пожил с ребятами, узнал их получше. И убедился, что это добрые, доверчивые ребята, без злого умысла и без хулиганских повадок...

- Я слышал, что вы собирались издавать собственную газету...

- Редакция "Ласкового мая" уже создана, выпущен первый номер тиражом сто тысяч экземпляров. Уже набраны три следующих номера, но мы не можем достать для них бумагу. Госплан нас не запланировал, а у Министерства культуры фонды ограничены.

- У вас профессионалы в редакции?

- Да. Единственный непрофессионал – соредактор газеты – я. В общем-то, четыре года назад я был селькором в газете "Сельская новь" в Ставропольском крае. Публикации мои прошли в Белоруссии, в Москве. Мне, конечно, сложновато со средним образованием, но стараюсь постигать и это дело. Я вхожу в редколлегию белорусского журнала "Родник". Готовится моя большая публикация в газете "Советская Белоруссия". Кроме того, сейчас заканчиваю книгу.

- Когда успеваете?

- Пишу между концертами, вечерами в гостинице. Вожу с собой пишущую машинку...

- Кто же вы сегодня – организатор, певец или писатель? Что главнее?

- Главнее – творчество, пение. Но "Ласковый май" сегодня не имеет, кроме меня, никого, кто мог бы постоять за ребят, чего-то добиться. Они ведь не организовывают концерты, не заказывают гостиницы, не защищают себя в судах... Это приходится делать мне одному. Ребятам по 16-17 лет, я – единственный взрослый, поэтому и шишки все на меня.

- Как вы находите ребят?

- Ко мне домой как-то привели двух детей работника Совмина с просьбой, чтобы я взял их в "Ласковый май" - ребята талантливые, хотят петь. Но они у нас не смогли бы прижиться, понимаете... У нас детдомовцы, дети-сироты, совершенно другая атмосфера. Поэтому я не стал их даже прослушивать.

Мы осторожно подходим к отбору подростков. Если они не поддаются никакому воспитанию, мы их не берем. Принимаем нормальных ребят, которые стремятся чему-то научиться, которые просты в общении...

- "Ласковый май" - это один ансамбль или несколько?

- Один. Я руковожу им с мая 1988 года. Но сегодня мы – Всесоюзная творческая студия для одаренных детей-сирот. Имеем свой расчетный счет, гербовую печать, имеем большую программу помощи детским домам...

- Почему вы не ездите на гастроли с Юрой Шатуновым?

- Юра в последнее время мало выступает. В прошлом году он закончил восьмилетку. Теперь готовится экстерном сдать экзамены за десятый класс. За год сделать это, конечно, тяжело. Но он молодец, уже аттестован по нескольким предметам. Преподаватели считают, что он, вероятно, будет допущен к экзаменам...

- Андрей, вы довольны судьбой, тем, что делаете?

- Не очень. Большая ответственность, большая нагрузка. Практически не высыпаюсь. Миллион вопросов приходится решать, за всех отвечать, следить за порядком. Даже некогда остановиться и задуматься, то ли и так ли я делаю. Уйти от этого уже нельзя.

- Но ведь эпоха "Ласкового мая" когда-нибудь кончится...

- Студия, я думаю, останется. Может, другой коллектив займет в ней ведущее место. Главное, чтобы была хорошая база, стартовая площадка для ребятишек, которые мечтают о творчестве, но не могут устроиться в жизни. Я ради этого работаю и буду работать...

Владимир Мазуров

Восточно-Сибирская правда, 17.3.1990

версия для печати   
 
  
Загрузка...