Подписка на новости

 

Сергей Чонишвили: «Мне с собой интересно»

Сергей Чонишвили

Сергей Чонишвили служит в Ленкоме Марка Захарова, снимается в кино, телезрители знают его по сериалам "Петербургские тайны", "Пять углов", "Семейные тайны", "Право на защиту"... Голос этого заслуженного артиста России часто звучит за кадром на разных каналах. Наверное, многим запомнились "Истории русской дипломатии" на канале "Культура".

 

А еще Сергей Чонишвили пишет повести, рассказы, стихи. Его писательский дебют состоялся в 2000 году, когда вышел в свет сборник "Незначительные изменения". Затем появилась следующая книга - "Человек-поезд"...

- Сергей, недавно вы отметили свое 40-летие...

- Я вообще не отмечаю дни рождения. Лет с 15, наверное. Как правило, в это время работаю, - признался Сергей Чонишвили.

- И никаких подарков себе не сделали? Вроде выпуска новой книги, например.

- Ничего не было. Роман "Антология неприятностей Антона Вернера" еще не закончил, к весне, надеюсь, допишу.

- А на премьере фильма со своим участием "Зеркальные войны" были?

- Нет. Я не хожу на премьеры. Не езжу на фестивали. Мне не хватает времени. Замечательная работа эти "Зеркальные войны" на самом деле! Сначала это был американский проект, потом он стал полуамериканским. Я шутил, что даже если картина не получится, то на меня все равно посмотрят, ведь там с моего героя все начинается. Игорь Чайкин сначала вытаскивает самолет из тренировочного полета, а потом едет охотиться на уссурийского тигра. И его убивают китайские диверсанты. Я вообще играю либо подонков, либо людей, которых убивают.

Моя работа в "Зеркальных войнах" действительно "уникальная". Играли на английском, но на озвучивание меня не позвали. И даже не поставили в известность, что я "звучу" чужим голосом. Так что я имею очень опосредованное отношение к этой работе.

"Уже не сыграю Печорина..."

- С вашей внешностью героев-любовников играть.

- За внешность спасибо маме, папе, - говорит Сергей Чонишвили. - Вообще-то я считаю, что за свою жизнь не сыграл ни в кино, ни в театре ни одного героя, более или менее адекватно представляющего меня в этом мире. Мне интересен человек, который вписывается в пространство. Или не вписывается в него. Сначала я как герой психофизический был не очень нужен, потом совсем не нужен. Помните, Смоктуновский был не нужен во времена Харитонова и Рыбникова? Он не вписывался в ту ситуацию. Я себя не сравниваю с Иннокентием Михайловичем. Но, видимо, той психофизике, что существует в артисте Чонишвили, пока нет применения. Мне было удивительно и обидно услышать от человека, который знает меня лет 18 и посмотрел "Демон полдня": "Смотри-ка, оказывается, Чонишвили умеет любовь играть!" Я умел и раньше это играть, и может быть, это по-другому повлияло бы на мою биографию.

Я отдаю себе отчет в том, что часть материала уже ушла от меня безвозвратно. Человек меняется, стареет и, как бы хорошо он ни выглядел, все равно уже не сможет сыграть какие-то вещи. Я никогда не смогу сыграть Печорина, уже старый. Мне нужно было сделать это хотя бы в 30 лет. В этом отношении я преклоняюсь перед Гретой Гарбо, которая сделала самый правильный ход. Весь мир помнит ее как потрясающую, талантливую, красивую, обаятельную женщину. Потому что вовремя ушла. Это очень смелый поступок.

- У вас немало театральных премий. Какая из них самая дорогая?

- Премия имени Евгения Павловича Леонова за Ноздрева, потому что она внутриколлективная. Меня коллектив выбрал! Глупо же рассчитывать на что-то, когда твой 15-минутный эпизод выставляют в одной номинации с Женей Мироновым ("Гамлет" Петера Штайна), с Олегом Павловичем Табаковым (его моноспектакль). Угадайте с трех раз, кто получит "Хрустальную Турандот"? Но за Ноздрева в "Мистификации" я получил еще и "Чайку", и премию имени Смоктуновского, и выдвигался на "Кумир". Причем номинация "Кумира" была довольно странной для меня: "дебют". Это после 13 лет работы в театре!

- Вы из артистической семьи?

- Моя мама - заслуженная артистка России, лауреат премии имени Станиславского, она работает в Омском драмтеатре. Папа, Ножери Чонишвили, умер в 1987 году, его имя носит Омский дом актера. Вы знаете его по фильму "Порох", который телевидение часто показывает. Замечательные, не до конца реализованные артисты.

- Вы сразу после школы поступили в Щукинское училище?

- Это, честно скажу, случайность. Я не был готов к тому, что поступлю с первого раза. Зато потом год "висел", не понимая, что там происходит. Меня спасли только самостоятельные показы.

- А то, что сразу после Щуки попали в знаменитый Ленком?

- Тоже случайность. Я оказался в нужное время в нужном месте. Театру надо было развести два спектакля - "Диктатуру совести" с "Жестокими играми" - под гастроли.

Я пришел в Ленком еще в тот период, когда молодой человек, помимо массовки, получал большую роль со словами. После 1991 года мы стали делать одну постановку в сезон, и этот принцип ушел. Всех кормить, естественно, нельзя.

"Очень нравится мой коллектив"

- Актерам всегда кажется, что они мало востребованы. Вы хорошо заняты в театре?

- Я пришел в Ленком 19 лет назад на три спектакля: "Жестокие игры", "Юнона" и "Авось", "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты". Начинал с того, что играл 28 - 30 спектаклей в месяц. Как это назвать? Востребованностью? Первую премьеру со словами я сыграл только через 13 лет! К тому времени на стороне у меня уже была какая-то биография, играл в антрепризе Андрея Житинкина "Игра в жмурики", в "Психе" и "Старом квартале" Театра-студии под руководством Олега Табакова.

Честно вам скажу, у меня нет никаких амбиций в своем родном театре. Мне очень нравится мой коллектив, я люблю этих людей. Вот и все. Я понимаю, что мой поезд ушел.

- У вас сначала легко все складывалось, этакий счастливчик, везунчик. А потом вы даже хотели уйти из этой профессии, это так?

- Мое везение закончилось после первого сезона в Ленкоме. Я ушел в армию и потерял ту колею, по которой сначала хорошо все шло, даже с некоторым опережением. И все равно считаю, что из любых моментов человек должен выходить со знаком плюс. Правда, то состояние, в котором я нахожусь сейчас, мне бы лет шесть назад! Хотя, с другой стороны, я принимаю все, что у меня было в биографии. Сейчас я счастлив (постучу по дереву!). Я всегда хотел жить в возрасте "около сорока". Лет с 16 мне было интересно именно это положение. Наверное, я сейчас приближаюсь к некоторому внутреннему гармоничному состоянию. А тогда... Только представьте: молодой человек "пашет" 28 спектаклей в месяц, живет в общежитии на девяти метрах, получает зарплату, которой хватает на полторы недели... Кино не было, перспективы в театре были непонятны, другой работы не имелось, а надо было что-то кушать. Глупо заниматься тем, что не приносит тебе ни удовлетворения, ни дохода. Я был готов поменять профессию. Спектакль "Игра в жмурики" оставил меня в ней, если бы он не получился, я бы ушел. С точки зрения развития лет семь было потеряно. Я приехал в Москву более романтичным мальчиком. Стал жестче, циничнее. Жизнь научила. А можно было и не учить этому.

- Теперь принято ругать сериалы...

- Но все равно их смотрят! Возьмите "Петербургские тайны". Это даже не сериал, а многосерийное кино. За три с половиной копейки три не очень молодых человека сделали правильную историю. Людям было интересно смотреть про своих, а не про донью Хуаниту. Добротный продукт. Он снимался, кстати, на пленку. Это полтора года жизни. Естественно, с перерывами. В таком объеме я тогда присутствовал впервые.

Потом были "Семейные тайны" Елены Цыплаковой. Из всех персонажей, которые были мною сыграны в кино, более или менее адекватны мне герои "Психа и мелочовки", "Демона полдня" и "Права на защиту". Почему "Права..."? Да потому что там я процентов 45 текста переписал.

"Люблю быть один"

- Что бы вы сказали о своем характере? Вы весельчак? Человек компанейский?

- Не знаю. Не люблю большие компании, предпочитаю общаться с друзьями тет-а-тет, - говорит Сергей Чонишвили. - Даже когда приезжаю в Омск, не собираю их всех вместе, стараюсь уделить каждому внимание. Вообще мне не хватает одиночества. Я люблю быть один. Мне с собой интересно. Хотя я себя не люблю. Я - чудовищно ленивый человек. Зато есть хорошее качество: если надо восстановить силы, могу лечь на 15 - 20 минут, вырубить организм и встать бодрым, как будто проспал часа три. Режим жизни у меня идиотский: два выходных дня в этом году, два - в прошлом. При этом рабочий день начинаю рано.

- Где же вы так заняты: в театре или в кино?

- Нет. Не в театре. Голос! Две-три озвучки в день, иногда шесть, бывает и восемь.

- Не обидно этим заниматься?

- Я занимаюсь своей профессией: озвучиваю документальное кино, рекламу, корпоративные фильмы. Не продаю телевизоры или холодильники, не занимаюсь перепродажей машин. Недавно меня поздравили с Днем украинского кино. И я подумал, что действительно имею какое-то отношение к этому. Сериал, в котором я сейчас снимаюсь - "Дурдом" Анатолия Матешко, - уже восьмая моя картина на территории Украины.

Светлана МАЗУРОВА

"Культура", № 44, ноябрь 2005

фото Кирилла Кудрявцева

версия для печати   
 
Хотите познакомиться?
Загрузка...