Подписка на новости

 

Анатолий Трушкин - знатный садовод

Анатолий Трушкин

Каждый год - одно и то же. Приходит май, и горожане живут только одним - дачей! Все выходные - на ней, родимой, все разговоры дома и на работе, в транспорте и в гостях - о погоде, семенах, удобрениях, достижениях... Не до зрелищ труженикам. Местные театры и кинотеатры едва-едва заполняются наполовину, гастролеров нередко ждут отмены: большинство зрителей уже не интересуют ни балет, ни опера, ни КВН, ни концерты любимых артистов. Наступает мертвый сезон в шоу-бизнесе.

Интересно, а как поживают в это время звезды? С удовольствием ли едут на гастроли? Много ли времени уделяют своим дачам? Об этом я решила расспросить известного писателя-юмориста, автора замечательных "деревенских" историй Анатолия Трушкина, приехавшего в Иркутск по приглашению нашего артиста-пародиста Дмитрия Иванова на первый российский фестиваль "Короли смеха в Приангарье".

- Время сейчас такое, что от работы не приходится отказываться, - начал рассказ Анатолий Трушкин. - И если есть гастроли - берешь, конечно. Но с удовольствием ли?

Летом мы живем за городом, на даче. Мы не меняем временной прописки, поскольку Москва родилась в 1147 году, и дача у нас под Звенигородом, который родился тоже в 1147 году - в этом смысле мы постоянны. Много выступлений, гастролей, но все равно тянет на дачу. Скорее всего, там получается какой-то отдых. Отдых - мучение. Потому что надо работать: опять пересаживать кусты, которые там есть (жена Наталья Ивановна в этом месте рассмеялась) траву эту косить, любоваться на цветы, которые уже забыл. Покрутишься дня два, покопаешься, кротов половишь и как-то неохота ехать ни на какие гастроли. Лес - рядом, воздух - чистый, вода - колодезная, внуки бегают... Дней через пять все начинает надоедать. Работать не дают, шум-гам, устаешь. Тут и гастроли подходят. И в таком чередовании умственного и физического труда - залог нашего долголетия (говорит это с самым серьезным видом).

- Вы на даче пишете или отдыхаете? И, кстати, как там пишется?

- Пишется хорошо, только некогда. Сейчас внуки подрастают. Приятели разные - 6-летние, 11-летние - крутятся-вертятся, шумят. Стараюсь пораньше встать и поработать два-три часа.

- Откуда у вас такое знание деревенской жизни, языка?

- Во-первых, детство в деревне прошло. И в юности часто к бабушке наезжали. Связи остались. Во-вторых, у нас был дом в деревне, и много "мужиков" у меня оттуда. И когда пишешь эти рассказы, пишешь не "вообще", а видишь деревню, тех мужиков, легко работается.

- Кто у вас на даче главный?

- И на даче, и дома юридически - я главный, а фактически - жена. Все исполняют ее команды. Иногда, когда она входит в противоречие со внуками, те бегут ко мне ("Дедуля!.."), ищут защиты. Я стараюсь быть непреклонным, что называется, в одну дуду дудеть, как советует педагогика, но не всегда это получается. Ребята хитрые: когда я их ругаю, бегут к бабушке, а когда она, - ко мне. Мы сами через это прошли, когда были внуками.

Жена взяла на себя быт. Творчество и добывание дичи и огня - это мое дело, ее же - сохранение огня, приготовление пищи, воспитание внуков, как и задумано природой.

У нас в семье очень сильно женское начало: теща, жена, дочь, внучка Танечка 11 лет - уже помощница. А мы с Николаем Алексеевичем замыкаем мужское.

- Кто это?

- Внук. Ему 6 лет.

- Что вы с удовольствием делаете на даче - поливаете, копаете, собираете урожай или..?

- Если это не в вечерние часы, когда много комаров, - то косить. Тут я понимаю призвание парикмахера. Все заросло, лопухи, ты берешь газонокосилку и выравниваешь это, выходишь потом на крыльцо и смотришь на дела рук своих - красиво! Простой физический труд, необременительный, для тупых. Другое дело, если надо посадить или пересадить кустарник, дерево, тут нужно знать живое существо, сколько оно любит суперфосфата, калия, золы, скорлупы, чернозема, торфа... Иначе загубишь.

В том году у нас уже был урожай яблок. В первый год мы собрали шесть штук. Пока считаем поштучно. А тут - 117 яблок! Это приятно.

Не столько урожай нужен (все равно на рынке больше покупаешь), а вот, подишь ты, свое, родное.

Нынче антоновку посадили и сливы, осенью еще сливы посадим. Я когда последний раз уезжал, посмотрел: не сдуру ли мы насажали?.. Много уже. Иногда увлекусь и газонокосилкой снесу все к черту.

- Все посаженные лилии сгубил, - жалуется Наталья Ивановна.

- Веточку одну!

- Ну уж, конечно, "веточку"! Не смотрит совсем.

- Саранча донимает?

- Саранчи нет. Но внук есть. И его приятель Сашка. Они совершают набеги друг к другу, как Мамаи. Такое не ханство, но хамство. Мы пытаемся их изловить. Но когда они вдвоем, ничего нельзя доказать. Потому что один кричит: "Это Сашка!", а второй: "Это Колька!" Я однажды поймал своего у грядки, ему года три было, он ел лук грязными руками. Я ему: "Это кто же у нас ест лук, а руки - немытые?" Он быстро подумал и говорит: "Это Сашка". Я удивился: "Это не Коля, мой внук, стоит?". "Нет, это Сашка", - отвечает. Потом совесть не выдержала, он залился слезами, все бросил и сбежал. (Хохочет, рассказывая).

Вот так. Какие еще у нас беды? Кроты одолели. Лес рядом. Комар, мошка всякая донимают.

И никакие ультразвуки по 40 долларов, которые нам по блату привезли из-за границы, не помогают. По-моему, их даже больше стало, они тянутся к этим "пугателям", к этой "музыке".

Весной еще полевки, мыши, с леса набегают. У меня инстинкт охотника просыпается. Борьба идет.

- Заготовками, конечно, занимаетесь? Варите, крутите?

- Нет, - говорит Наталья Ивановна. - Я только выращиваю. Дочь огурцы солит. В свое время мы с мамой так "накрутились"! У нас было полгектара в орловских местах, в четырех километрах от усадьбы Тургенева, в Спасском-Лутовино. Кустов 70 смородины, 30 яблонь, по 300 банок крутили. Мама сокрушалась: пропадает все!

- Нам достался старый сад лесника, видимо, знающего землю. Мы как-то прикинули однажды, какой урожай яблок был - тонн 12, наверное!

Конечно, красота: лес рядом, соловьи, лоси, лисы, кабаны. Но далековато: 300 с лишним километров от Москвы. А тут рядом - час езды. Мы в машину сели, помчались по правительственному Рублевскому шоссе, на котором стоят такие дачи! Всякий раз, когда их видишь, думаешь, что они построены именно на твои налоги.

(Наталья Ивановна смеется).

Все хорошо. Правда, какие-то беды, несчастья бывают: текут краны, останавливается электричество, что-то ломается... Я же не технический человек. С помощью лома и изоленты (это два основных помощника) пытаюсь что-то сделать. Зато когда все налаживается, вода и электричество есть, баня работает, в это время не хочется уезжать на гастроли. Я, конечно, не говорю о городе Иркутске, куда всегда - с удовольствием (хитро улыбается).

- Плавно переходим к фестивалю, - смеюсь я.

- Да, кстати, у вас затеяно дело большое, хорошее. Их теперь не так много. Москва немножко скукожилась с этими фестивалями. "Золотому Остапу" в Санкт-Петербурге скоро 10 лет, он немного официальный. Что-то есть в Риге - но это теперь заграница. Одесса - то же. А за Уралом вообще никогда ничего не было. Надо добрым словом упомянуть Диму Иванова и тех, кто ему помог.

Приехали известные люди - Роман Карцев, Михаил Светин, ребята из "Красной Бурды", очень уважаемого в нашем мире юмористики журнала... Важно начать. На следующий год надо обязательно повторить, чуть поднапрячься, чтобы фестиваль стал помассовее, стал со временем фестивалем республиканского значения.

Ну, а там вы уже знаете как: Нью-Васюки, международный аэропорт, лучшие юмористы мира, столица смеха - Иркутск!

Светлана МАЗУРОВА

"Восточно-Сибирская правда", 2.06.2001

версия для печати   
 
 
Загрузка...